Образ Чичикова в поэме «Мертвые души». Гоголь писал свою поэму в то время, когда в России назревала сме­на традиционных устоев общества и все указывало на то, что не за гора­ми и реформы. Было понятно, что такие перемены не могут пройти без рождения нового типа челозека. И одной из целей написания поэмы для Гоголя был портрет этого нового человека, уже начинающего подавать свой голос.

В.связи с этим сразу стоит отметить, что Чичиков, центральный ге­рой в «Мертвых душах», представляет собой не отдельную личность, а является типажом, сборным образом новоиспеченного «класса» дельцов. Видимо, поэтому автор говорит о нем: «не слишком толст, не слишком тонок», «не красавец, но и не дурной наружности». То есть, иными сло­вами, в его внешности нет никаких ярких черт.

Кроме того, несмотря на то, что Чичиков присутствует практичес­ки на каждой странице книги, он отнюдь не является главным героем. Ему принадлежит важная идейно-композиционная роль, он — центр поэмы, но нельзя говорить о том, что раскрытие его характера было ос­новной целью Гоголя. Поскольку произведение по сюжету’ представля­ет собой путешествие Чичикова, своеобразным каркасом поэмы явля­ется дорога (в абстрактном представлении — линия), вокруг которой развиваются различнейшие события. Следовательно, Чичиков способ­ствует образованию и развитию Сюжета. Это, несомненно, важная фун­кция, но не главная. Ни читателя, ни самого Гоголя не интересует био­графия этого героя — недаром она помещена лишь в самом конце поэмы. Первоначально интерес вызывает конкретно сама его деятельность, то есть зачем же он скупает «мертвые души»; это своего рода внешний ин­терес. И только после того, как Гоголь познакомил читателя с особен­ностями мышления Чичикова, появляется в произведении объяснение, где же искать корни, причины этого странного и неожиданного поступка — покупки «мертвых» душ.

А причины эти — в детстве. Особенности семьи, невозможность получить все, что хочется, а также наказ отца перед тем, как отпустить сына «в люди» — угождать начальникам да беречь и копить копейку. Вот и вырос Чичиков — предприимчивый делец, обладающий изрядным тер­пением и трудоспособностью (поскольку всего он добивается сам, без чьей-либо помощи). Гоголь отдает должное «неодолимой силе его харак­тера», т.к. понимает, что Чичиков, если вдуматься, совершает в одиночку грандиозное дело, которое под силу не каждому. Он обладает практичес­кой житейской смекалкой по поводу всего, что пахнет деньгами. Но немалое внимание на страницах своего произведения писатель уделяет и тому, что Чичиков в детстве был обычным ребенком, добрым, чутким, резвым, любознательным, он активно проявлял интерес к окружающе­му миру и стремился все познать самостоятельно (вспомнить хотя бы, как он убегал от няни и исследовал места, куда ему запрещали ходить).

Исходя из всего этого, нельзя утверждать, что им движет только лишь жажда наживы. Он совершал все эти махинации с одной целью — воплотить в жизнь свою мечту, которая, на самом деле, невинна, светла и даже не оригинальна — это мечта о собственном доме, хозяйке, куче маленьких ребятишек и, главное, памяти потомков. Эта светлая мечта, думается, начата закладываться еще с детства, проведенного в Обломов- ке. Именно эта причина сподвигла Павла Ивановича Чичикова на афе­ру с мертвыми душами и на путешествие по Руси, вследствие описания которого читатель и знакомится с представителями так называемой га­лереи умирающих помещичьих душ.

Стоит отметить, что Чичикова в поэме можно рассматривать с еще одной стороны, а именно в сопоставлении с разными литературными и историческими личностями. Речь идет о том, как помещики и городс­кие чиновники видят в нем Наполеона, антихриста — и вообще о том образе, который сложился у них после общения с Чичиковым. Так, по слухам, он ворвался к Коробочке «вроде Ринальд Ринальдина» (своего рода романтический разбойник); чиновники сравнивают его с Наполе­оном, вернувшегося с острова Елены, а когда сплетни достигли своего апогея — в Чичикове им виделся уже антихрист. Не избежал Павел Ива­нович и участи «признания» в нем капитана Копейкина. Конечно, с одной стороны, эта ситуация комична — почтмейстер, автор данной те­ории, не обратил внимания на то, что у Чичикова есть и руки, и ноги, в отличие от того капитана. Но, тем не менее, это сравнение имеет боль­шое значение: капитан Копейкин, Наполеон — это романтические герои, которыми восхищались многие современники писателя. А Чичиков? Гоголь хотел этим сказать, что нынешние идеалы, предметы восхищения измельчали, на смену великим полководцам и народным защитникам пришли ЧИЧИКОВЫ.

Известно, что Гоголь задумывал «Мертвые души» как трехчастное произведение. К сожалению, осуществить это ему так и не удалось, мы имеем лишь небольшой отрывок Н-ого тома. Здесь, по замыслу автора, Чичиков должен был раскаяться во всех грехах своих и стать на путь очищения. В принципе, так он и сделал, но каялся он, ползая в ногах генерал-губернатора и целуя эти самые ноги. Несмотря на то, что пока­яние происходило столь низким и даже унизительным образом, чичи­ковские проделки в целом заставили некоторых героев поэмы вести дол­гие рассуждения о честности и бесчестии, справедливости и неправде. Именно Чичиков в «Мертвых душах» — один из немногих деловых лю­дей, способных к действию. Цель героя мелка и корыстна, но движение к ней лучше, чем полное бездействие.

На протяжении многих лет критики по-разному расценивают личность, сущность характера Павла Ивановича Чичикова. Кто-то ставит на нем клеймо бездушного дельца, приводя в доказательство то, что он использует все для достижения своей корыстной цели. А кто-то наоборот делает акцент на том, что Павел Иванович затеял эту махинацию с мертвыми душами только ради того, чтобы воплотить в жизнь свою мечту о собственном уютном домике, о сказочной краса­вице Милитрисе Кирбитьевне, то есть им двигали идеалы дома и се­мьи — те идеалы, о которых мечтает чуть ли не каждый. Конечно, справедливые рассуждения присутствуют и у тех, и у других критиков; но, думается, самую точную характеристику личности Чичикова мож­но дать, объединив эти два мнения. Характер этого героя гораздо сложнее, он не укладывается ни в рамки положительного, ни в рам­ки отрицательного персонажа. Это личность разносторонняя, кото­рой свойственны и корыстные интересы, и светлые чувства — то есть Гоголю удалось изобразить героя, очень близкого к реальной жизни.