ОБРАЗ АВТОРА В  РОМАНЕ. Роман «Евгений Онегин» до сих пор не имеет себе равных не только в русской, но и во всей мировой литературе. Это действительно «магический кристалл», отразивший в себе всю поэтичную и горькую русскую действительность зо­лотого века.

Пушкин работал над романом не один год. Автору «Онегина» пришлось пере­жить и изгнание, и одиночество, и поте­рю друзей, и горечь гибели лучших лю­дей России. И в романе отразилась вся жизнь автора, поэтому создается впе­чатление, что главный герой произве­дения все же не.Онегин, а сам Пушкин. Он присутствует везде: и на балу, и в те­атре — иронически наблюдая за своим героем, и в деревне, и в убогих гости­ных мелкопоместных дворян. Героев романа окружают друзья Пушкина: Чаа­даев, Вяземский, Якушкин. Роман был для поэта, по его словам, плодом «ума холодных наблюдений и сердца горест­ных замет».

С образом автора в романе связаны лирические отступления. Их в романе двадцать семь значительных по объему и около пятидесяти малых. Об авторе мы узнаем почти столько же, сколько и об Евгении Онегине. Они во многом похожи, недаром Пушкин сказал о Евге­нии «добрый мой приятель». Автор о се­бе и об Онегине пишет:

Страстей игру мы знали оба,

Томила жизнь обоих нас,

В обоих сердцах жар угас…

Автор, как и его герой, устав от суеты, не может в душе не презирать светскую жизнь, вспоминает юность, светлую и беспечную. Пушкину близок «резкий, охлажденный» ум Онегина, его недо­вольство собой. Автор и его герой — это люди одного поколения, у обоих были французы-гувернеры, оба провели мо­лодость в петербургском свете, у них общие знакомые и друзья. Даже родите­ли их имеют сходство: отец Пушкина, как и отец Онегина, «жил долгами». Обобщая, поэт пишет: «Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь, но воспитаньем, слава богу, у нас нему­дрено блеснуть».

Но автор отмечает и свое отличие от Онегина. Об Онегине он пишет, что «не мог он ямба от хорея, как мы ни би­лись, отличить». Пушкин, в отличие от Онегина, занимается поэзией серьез­но, называя ее «высокой страстью». Евгений не понимает природы, автор же мечтает о тихой, спокойной жизни в райском уголке, где он мог бы на­слаждаться красотой природы. Пушкин пишет: «Деревня, где скучал Онегин, была прелестный уголок». По-разному воспринимают поэт и его герой, на­пример, театр. Для Пушкина петер­бургский театр — волшебный край, о котором он мечтает в ссылке. Онегин же «входит, идет меж кресел по ногам, двойной лорнет, скосясь, наводит на ложи незнакомых дам», а потом, едва взглянув на сцену, с рассеянным ви­дом «отворотился и зевнул».

Мир Онегина и Пушкина — это мир светских обедов, роскошных забав, гос­тиных, балов. Пушкин не приемлет фальшь, неестественность, пустоту светской жизни. С иронией относится автор к поместному и московскому дво­рянству:

Несносно видеть пред собою

Одних обедов длинный ряд,

На жизнь смотреть как на обряд,

И вслед за чинною толпою

Идти, не разделяя с ней

Ни общих мнений, ни страстей…

Онегин разочарован в жизни, у него нет ни друзей, ни творчества, ни любви, ни радости, у Пушкина все это есть, но нет свободы — его высылают из Пе­тербурга, он не принадлежит сам себе. Онегин свободен, но зачем ему свобо­да? Он томится и с ней, и без нее, он не­счастлив, потому что не умеет жить пол­ной жизнью.

Многие строки романа раскрывают перед нами жизнь автора, начало его творческого пути, события литератур­ной борьбы, настроения обществам ли­тературных кругов. Многие лирические отступления поэта посвящены культур­ной жизни России начала девятнадца­того века. Размышляя о смысле челове­ческого существования, о молодости в жизни каждого человека, Пушкин с го­речью говорит:

Но грустно думать,

Что напрасно была нам молодость дана,

Что изменяли ей всечасно,

Что обманула нас она.

Многие друзья Пушкина считали, что он изобразил себя в Ленском. Но в ли­рических отступлениях Пушкин ирони­чен по отношению к Ленскому. Он пишет о нем: «Во многом он бы изменился, расстался б с музами, женился, в дерев­не, счастлив и рогат, носил бы стеганый халат». Онегина же Пушкин видел дека­бристом, и в этом высоком предназна­чении отразились симпатии автора к своему герою.