План
Вступление.
1. Причины и предпосылки событий в ГДР осенью 1989 г.
2. Празднование 40-летия ГДР. Реакция правительства ГДР на события в стране.
3. Договор об установлении единства в Германии.
4. Германия после заключения договора:
4.1. «Свободные выборы» в ГДР 18 марта 1990 г.
4.2. Договор об экономическом, валютном и социальном союзе.
5. Первые общегерманские выборы.
Заключение.
ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ. 3 октября 1990 г. произошло событие, повлиявшее на картину всего западного мира, — объединение Германии. Темпы процесса объединения были поистине молниеносными и носили спонтанный, непредсказуемый, бурный характер.
Проблема объединения была всесторонне проанализирована и подробно освещена многими исследователями в период с 1990 г. Причем особое внимание уделялось событиям, происходившим в Восточной Германии. Были выделены основные факторы, внутренние и внешние, благодаря которым это присоединение стало возможным. Среди внутренних можно назвать кризис в самой ГДР, с фатальной неизбежностью предопределивший аншлюс ГДР к ФРГ.

Главным же внешним фактором является позиция СССР, сделавшая возможным столь скоропалительное, даже, точнее, мгновенное присоединение одной части Германии к другой.
Итак, что же происходило в ГДР в период с лета 1989 г. по декабрь 1990 г.?
Чтобы понять закономерности этого исторического события, следует рас-смотреть причины и предпосылки.
Назревание недовольства в ГДР началось гораздо раньше осени 1989 г. Одной из основных его причин стала неудовлетворенность граждан ГДР закостенелостью политической системы страны и явным нежеланием руководства перейти на путь реформ. В то время как в СССР повсеместно внедрялась гласность, перестройка и демократизация общества шли полным ходом, в ГДР ни о каких «подвижках» в политических и партийных структурах не было и речи. Первые признаки недовольства проявились уже в 1985 г., когда в Советском Союзе к власти пришел Михаил Горбачев. Его смелая политика привела к тому, что все печатные материалы, поступавшие из СССР — газеты, книги, журналы и т. д., — правительство ГДР было вынуждено либо подвергать строжайшей цензуре, либо вообще запрещать. Конечно же, это не осталось незамеченным народом страны.
Разрешение евангелической церкви публиковать диссидентам свои материалы в газетах, принадлежащих церкви, также подтолкнуло события 1989 г.
Непосредственным поводом к осенним событиям стала грубейшая фальсификация правительством ГДР итогов коммунальных выборов, прошедших в мае 1989 г. Однако власть имущие не рассматривали рост недовольства как предвестник каких бы то ни было значительных событий, чреватых сменой существующего в стране порядка, и продолжали отстаивать свои позиции. Ярким свидетельством этого служит опубликованная 5 июня 1989 г. в газете «Нойес Дойчланд» статья, оправдывающая расстрел студенческой демонстрации в Пекине как ответ на «контрреволюционное восстание экстремистской группы заговорщиков». Весьма показательным также стало поздравление правительством ГДР китайской Компартии с ее сорокалетием, что можно расценить как попытку руководства страны «предостеречь» свой народ от подобных выступлений. Значительный вклад в развитие событий лета—осени 1989 г. внесли общественные движения, объединения восточно-германской интеллигенции.
1 июля 1989 г. представители общественности, до крайности возмущенные подтасовкой результатов коммунальных выборов, выступили с открытым письмом, содержащим серьезные политические требования:
• провести реформу избирательного права, гарантирующую тайну голосования и предоставляющую гражданам страны реальную возможность выбирать народных представителей в органы государственной власти;
• разрешить создание независимых групп по интересам и обеспечить свободу объединений и движений.
Данная группа оппозиционно настроенных в отношении официального курса государства и правительства общественных деятелей, получившая название «Новый форум», стала в октябре и ноябре олицетворением перемен, происходивших в ГДР. Эта организация была основана 9 сентября 1989 г. 30 представителями различных, по большей части церковных, объединений и представляла собой сильнейшую по численности группу.
12 сентября двенадцать представителей «Форума» призвали всех людей, которым не безразлична судьба страны и которые понимали необходимость реформ, создать свой союз. Они пригласили всех желающих к диалогу об основах и концепции демократической перестройки в ГДР. К этому же времени относится и возникновение известного гражданского движения «Демократия сегодня». Оно сформировалось путем слияния двух движений оппозиции и двух инициативных групп (одна из них — «За отказ от практики и принципов отмежевания»), выступавших за мир и соблюдение прав человека. Со временем эти группы пополнились представителями интеллигенции Восточного Берлина.
Представители партийного аппарата и государственных структур не понимали, какие тенденции распространяются в обществе, и не желали рассматривать их в качестве появившейся в стране политической оппозиции. Они рассматривали вышеупомянутые общественные движения и группы как единичные явления, не связанные между собой. Так, например, министерство безопасности (Штази) сделало сообщение партийному руководству страны о нарастающей тенденции дестабилизировать политическую ситуацию и в результате изменить систему общественных отношений. Приблизительная цифра представителей оппозиционных групп и движений оценивалась примерно в 2500 человек.
Возникшие оппозиционные организации ставили своей целью развернуть диалог на общественном уровне о назревших за долгие десятилетия диктатуры бюрократического социализма проблемах. Именно в этом они видели основополагающую предпосылку возникновения гражданского общества.
Молниеносное развитие событий в ГДР повлекло изменение формы политической оппозиции: вместо отдельных движений и групп появились политические партии, протест же против проводимого правительством политического курса принял формы массовых демонстраций, митингов и шествий. Их волна буквально захлестнула страну в сентябре—ноябре.
Кризис правящей партии и правительства ГДР разразился в конце лета. Его причиной стало возмущение населения реальным отсутствием демократических прав и свобод человека в ГДР. В частности, гражданам ГДР фактически запрещалось выезжать в ФРГ, т. е. ограничивалось право на свободное перемещение. Открытие границы в начале мая между Венгрией и Австрией положило начало массовому оттоку граждан из страны: тысячи людей ринулись через Венгрию
в Австрию, а затем в ФРГ. Уже в середине лета по неофициальной статистике ГДР без визы покинуло 150 граждан, к концу лета поток увеличился до 1600 человек, а в начале осени количество уехавших составляло 25 тыс. Тысячи граждан, не желавших возвращаться в ГДР, оставались в Варшаве и обращались в посольство ФРГ с просьбой предоставить им политическое убежище. ФРГ принимала всех граждан ГДР, в частности потому, что правительство Коля придерживалось позиции, выражавшейся в том, что любой гражданин ГДР имеет право на получение гражданства ФРГ. Таким образом, посольство ФРГ оказывало поддержку всем обратившимся в него жителям ГДР. В октябре 1989 г. число выехавших составило 2 млн.
Несколько месяцев спустя Лотар де Мезьер довольно точно подметил причины, приведшие к крушению ГДР: «Болезнью социалистического общества является диктаторский централизм, который заменил демократические основы управления и право людей на самоопределение. Принуждение и давление уничтожали какую бы то ни было инициативу, чувство ответственности. Поэтому недостаточно указать на проблему, надо смотреть глубже, чтобы понять ее сущность и истоки. Мы должны осознать свою ущербность, которая выражается в таких чувствах, как ненависть, нетерпимость, отчаяние. Мы должны помочь друг другу стать свободными людьми.
Ключевыми и основополагающими вопросами, решить которые призваны все мы, являются: свобода и инакомыслие, равноправие, свобода как фактор развития каждой отдельной личности, так и отношений между людьми, а также ответственность за жизнь человека».
Речь Эриха Хонеккера, произнесенная 6 октября и посвященная 40-летнему юбилею существования ГДР, в который раз продемонстрировала зашоренность правящей элиты страны. Из речи следовало, что в ГДР царит полная идиллия и что она подходит к порогу 2-го тысячелетия с убеждением, что будущее при¬надлежит социализму. Вместо того чтобы критически проанализировать сложившуюся в стране ситуацию и, пока позволяет время, принять меры против назревавшего конфликта, Хонеккер ограничился приевшимися и ничего не отражающими лозунгами типа «Всегда вперед и только вперед».
Не оправдавший доверия граждан глава государства своей речью лишь подтолкнул народ к массовым выступлениям. По всему Берлину проходили много-тысячные демонстрации, люди выступали против правящего курса и партийной элиты. Несмотря на жестокие меры, используемые полицией для разгона демонстрантов, люди продолжали митинговать, их количество все возрастало. Идолом демонстрантов был Михаил Горбачев — олицетворение гласности и перестройки, т. е. тех процессов и явлений, о которых восточным немцам было запрещено даже думать и которые были крайне необходимы для обновления общественно-политической жизни страны.
Лишь 5 дней спустя политбюро СЕПГ встревожило положение в стране. Были предприняты первые попытки проанализировать действительное положение в стране. Однако несмотря на явный консерватизм опубликованного в результате заявления, предложение выработать проект реформ было встречено в высших партийных эшелонах в штыки.
Автор документа, руководитель отдела центральной безопасности Центрального комитета СЕПГ В. Гергер, вспоминал, что «в продолжение многих дней обсуждались различные формулировки, как будто применение такой характеристики по отношению к средствам массовой информации, как «достоверный» или «отражающий реальное состояние дел» могло означать изменение политического курса». В результате проект получился невнятным и обтекаемым и уже не смог иметь решающего значения.
17 октября 1989 г. на заседании политбюро Э. Хонеккер был снят с поста генерального секретаря СЕПГ. Его место в результате голосования занял член политбюро и секретарь ЦК по вопросам безопасности Э. Кренц. Нового руководителя поддерживала небольшая группа людей, готовых к перестановкам в политбюро, однако это никак не отражалось на изменении общей политической стратегии. Большая часть граждан ГДР расценила Крейна как ставленника и приспешника Хонеккера. от которого уже никто не ожидал никаких решительных действий. Впрочем, если бы Кренц действовал быстрее и решительнее, то предпринятые им шаги были бы восприняты как решительные меры и нашли бы горячих поклонников: на следу¬ющий же день после своего избрания генсек организовал встречу с ведущими представителями церкви, участвовал в дискуссии с рабочими по вопросу сложившейся политической обстановки. Снова был разрешен выход журнала «Спутник», запрещенный с осени 1988 г. Была объявлена амнистия политическим заключенным и всем тем, кто нелегально перешел границу.
Несмотря на кризисное положение в стране, новое руководство предпринимало меры для спасения того, что еще можно было спасти. Так, в начале ноября Э Кренц выступил по телевидению с предложением отдельных преобразований и нововведений, среди которых были обещания:
о опубликовать проект закона о выезде;
• отменить статью 213 Уголовного кодекса (за бегство и измену родине);
• разработать закон о средствах массовой информации;
• опубликовать данные о состоянии окружающей среды;
• реформировать политическую систему;
• образовать Конституционный суд;
• реформировать систему управлении (усилить влияние органов местного самоуправления);
• провести широкомасштабную экономическую реформу.
Но население не верило в то, что, провозгласив столь коренные изменения, старое руководство, державшее страну и народ в шорах долгие десятилетия, поспешит осуществлять какие-либо реформы. И это было действительно так: вплоть до 3 декабря, когда на закрытом заседании политбюро СЕПГ был снят с поста Эгон Кренц, аппарат пытался держать свои позиции.
4 ноября 1989 г. в Берлине началась грандиозная демонстрация, послужившая сигналом к началу крушения существующей системы. 9 ноября рухнула Берлинская стена, и Берлин стал единым. Это «камерное объединение» было символичным, но стало предтечей объединения всей страны.
Характерной чертой декабрьского периода стало возникновение крайне опасного вакуума власти, поскольку давало шанс различным реакционным силам использовать кризисную ситуацию для восстановления прежнего порядка. В ночь с 7-го на 8 декабря был созван внеочередной съезд СЕПГ, вошедший в историю как последний съезд Социалистической единой партии Германии, преобразованной в Партию демократического социализма.
В результате крушения такого гиганта, как СЕПГ, правительство оказалось под угрозой потери политического влияния. В то же время и оппозиция не видела возможности взять бразды правления в свои руки. В этой ситуации в стране начинается активная подготовка к проведению круглого стола. Собственно говоря, эта идея возникла задолго до декабря, и первые шаги по ее осуществлению были предприняты еще в октябре. В частности, тогда была сформирована так называемая «контактная группа» из представителей семи политических групп и объединений, перед которой ставилась задача подготовить формы диалога с представителями правящих кругов. В организации круглого стола принимали участие: Инициативная группа за мир и права человека, «Новый форум», «Демократия сегодня», «Демократический прорыв», «Объединение левых сил». Социал-демократическая партия и Партия зеленых.
Круглый стол был призван усадить за стол переговоров представителей ста¬рой, но готовой к реформам элиты и элиты новой, чтобы заполнить вакуум власти, чреватый мощными волнениями в стране. Однако правительство проигнорировало круглый стол и не пожелало вступать в контакт с его участниками. Долгие колебания перед вступлением на путь переговоров лишь накаляли ситуацию в стране. Достоянием общественности становились факты коррупции в высших эшелонах власти, деятельности органов государственной безопасности. Ситуация постепенно выходила из-под контроля, волнения масс уже невозможно было не замечать. Лишь возникновение такой поистине критической ситуации заставило правительство «снизойти» до участия в круглом столе.
Договор об объединении Германии был подписан 31 августа 1990 г. в Берлине, во дворце «Унтер ден Линден». Он представлял собой объемный и тщательно проработанный документ, регулирующий «все правовые аспекты создания единого Германского государства», а также дающий толкования отдельных статей и положений в протоколе и многочисленных приложениях.
Мотивы объединения выражены в Преамбуле договора, а суть самого договора определяется в статье 1: «С осуществлением вступления Германской Демократической Республики в Федеративную согласно статье 23 Основного за¬кона 3 октября 1990 г. земли Бранденбург, Мекленбург, Передняя Померания, Саксония, Саксония-Анхальт и Тюрингия становятся землями Федеративной Республики Германии». Этой же статьей предусмотрено образование земли Берлина из 23 его районов и возведение его в ранг столицы Германии.
Самыми важными проблемами процесса присоединения ГДР к ФРГ были вопросы сохранения существующих в ГДР социальных институтов, справедливое решение вопросов собственности, применения пресловутого «запрета на профессии» к гражданам ГДР и др. Достаточно долго в Народной палате ГДР обсуждалась дата вступления ГДР в ФРГ и особенности осуществления этого вступления. 23 августа наконец-то было объявлено, что это произойдет 3 октября 1990 г. Среди необходимых для этого предпосылок назывались:

-подписание договора об установлении единства Германии, достижение того уровня переговоров по формуле «2 + 4» (с одной стороны, ФРГ и ГДР, с другой — США, Советский Союз, Франция и Великобритания), на котором обсуждаются внешнеполитические аспекты безопасности установления объединения.
Подписанный договор затрагивает практически все сферы деятельности общества и регулирует положения конституции, административного права, уголовного права и т. д. Однако ряд моментов при его разработке был упущен. Так, например, не был решен вопрос об общинах, что имело весьма плачевные последствия, поскольку к началу 1991 г. большинство из них в новых землях оказались перед фактом банкротства. Также были обойдены вниманием вопросы быстрой реконструкции и реанимации органов административного управления, страдающих от отсутствия финансов и нехватки квалифицированного персонала. В результате уже достаточно длительное время административный аппарат состоит в основном из старых кадров, которые контролируются их западными «наставниками».
18 марта в ГДР были проведены выборы, ставшие первыми и последними свободными выборами в истории ГДР. В них приняли участие 24 партии и объединения. Особенностью выборов стало отсутствие процентного барьера, который помешал бы партиям, не набравшим определенного количества голосов, по¬пасть в Народную палату.
Накануне выборов многие исследовательские институты и социологические службы выступили с прогнозами. Так, институт профессора Фридриха в Лейпциге еще в ноябре 1989 г. предсказывал, что ПДС (наследнице СЕПГ) достанется 31 % голосов. Западногерманская пресса предрекала победу левых сил. ГЕЗА- институт (Восточный Берлин) прогнозировал, что СДПГ наберет абсолютное большинство голосов — 43 %. Преимущество СДПГ предрекал и институт, расоложенный в Баде-Годесберге: по его прогнозам 2/3 восточногерманских избирателей проголосуют за СДПГ.
Однако результаты выборов были более чем неожиданными: «Альянс за Германию» (за которым стоял ХДС) набрал более 48 % голосов, СДПГ — 21,84 %, ПДС — 16,33 %, «Союз свободных демократов» — 5,3 %, остальные партии и дви¬жения — менее 5 % голосов.
Получивший менее половины мест в парламенте «Альянс за Германию» был вынужден пойти на коалицию с либералами и социал-демократами, чтобы иметь квалифицированное большинство, необходимое для изменения конституции. Поразительно, но именно в Тюрингии, Саксонии, Саксонии-Анхальт, бывших наиболее преданными правящему режиму, «Альянс за Германию» достиг наилучших результатов.
13 февраля 1990 г. в Бонне состоялись переговоры между премьер-министром ГДР Гансом Модровом и канцлером ФРГ Гельмутом Колем. Было принято решение о создании совместной комиссии для подготовки экономического ь валютного союза. ГДР выдвинула требование о предоставлении ей кредита в 15 млрд марок, но ФРГ отклонила его. Итогом переговоров стало разочарование восточногерманских делегатов. Были отмечены слишком резкие тона в поведении партнеров из Западной Германии. Позиция ФРГ была расценена как опытна «сбить цену» за объединение Германии, представляя положение в ГДР в слишком темных красках.
В свою очередь Западная Германия предложила создать валютный союз до выборов в Народную палату ГДР, однако это предложение было отвергнуто. В выступлении 19 февраля в Восточном Берлине Ганс Модров подчеркнул, что «в основу функционирования союза должны быть положены социальные гарантии, создание и укрепление которых возможно лишь после выборов».
18 мая в Бонне был подписан государственный договор о создании экономического, социального и валютного союза с ФРГ. Эти союзы вступили в силу 1 июля 1990 г.
Названия союзов имели свою подоплеку.
Валютный союз. ОМ отныне становилась единственным платежным средством, имевшим хождение на территории ГДР, восточная марка подлежала обмену. Единственным центральным банком стал . Обмен валюты производился в следующем соотношении: заработная плата, стипендии, оклады, пенсии обмениваются по курсу 1:1. Остальные поступления обмениваются по курсу 2:1.
Экономический союз. Объединение Германии должно было повлечь за собой возникновение предпосылок, необходимых для развития социальной рыночной экономики. Среди них можно назвать частную собственность, появление которой весьма приветствуется; свобода частного предпринимательства, конкуренция, принцип свободного ценообразования, свободное перемещение товаров, капиталов и рабочей силы. Ближайшими задачами ГДР стали: создание функционирующих при рыночной экономике системы налогообложения, финансовой и бюджетной системы, а также приспособление аграрного сектора к сельскохозяйственному сектору стран — участников Европейского союза.
Социальный союз. В ГДР вводилась принятая в ФРГ система страхования: пенсионного, по болезни, в случае безработицы или от несчастного случая, а также система социальной помощи. ГДР по примеру ФРГ была обязана предоставить своим гражданам ряд демократических прав и свобод — право забастовок, право участия в рабочем самоуправлении, обеспечение условий для создания юридически закрепленных уставов предприятий. Финансирование системы социального страхования базировалось на выделенных ФРГ средствах из федерального бюджета. Кроме того, ГДР получала дополнительную сумму из так называемого спецфонда «Единство Германии» в размере 115 млрд ЭМ для выравнивания своего бюджета.
Уже 1 июля у банков, сберегательных касс и почтовых отделений выстроились огромные очереди: люди стремились поменять деньги. Всего было открыто 15 тыс. пунктов по обмену денежных средств. Филиал же Deutsche Bank в Восточном Берлине начал работу уже в полночь.
Улицы были заполнены праздничной толпой: люди пили шампанское, а водители автотранспорта отметили обмен денег единым дружным гудком.
27 мая 1990 г. министр иностранных дел ГДР Маркус Мекель и министр обороны Райнер Эппельман высказались против скорых общих выборов, назвав наиболее приемлемым конец 1992 г.
В 1990 г. правящие круги рассчитывали провести выборы в парламент собственно ФРГ, так как именно в это время истекал срок полномочий германского бундестага, избранного в январе 1987 г. Однако три быстро и умело созданных союза, внедрение в ГДР законов ФРГ послужили мощным определяющим фактором стремительного объединения, вернее включения ГДР в состав ФРГ на основе статьи 23 Основного закона ФРГ.
Первые общегерманские выборы были назначены на 2 декабря. Особенностью выборов стало раздельное установление 5%-ного барьера для территории ФРГ и бывшей ГДР: любая партия, преодолевшая 5%-ный рубеж в любой части объединенной страны, автоматически попадала в общегерманский бундестаг.
Результаты выборов оказались следующими:
Западная избирательная область:
ХДС/ХСС – 44,3 %
СДПГ – 35,7 %
СВДП – 10,6 %
Зеленые — 4,8 %
ПДС – 0,3 %
Прочие — 4,3 %
Участие в выборах приняли 78,5 % избирателей.
Восточная избирательная область:
ХСС – 41,8 %
СДПГ – 24,3 %
СВДП – 12,9 %
Союз 90/Зеленые — 6,0 %
ПДС – 11,1%
Прочие — 3,9 %
Участие в выборах приняли 74,5 % избирателей.
Общий итог:
ХДС/ХСС – 43,8 %
СДПГ – 33,5 %
СВДП – 11,0%
Зеленые — 3,9 %
ПДС – 2,4 %
Союз 90/Зеленые 1,2 %
Прочие — 4,2 %
Участие в выборах приняли 77,8 % избирателей.
Итак, после 40 лет самостоятельного независимого существования Германская Демократическая Республика воссоединилась с Федеративной Республикой Германией. И если в ГДР процесс присоединения носил стихийный, непредсказуемый характер, то со стороны правительства ФРГ все шаги, ступени присоединения тщательно просчитывались и контролировались, учитывались все факторы, способные ускорить процесс. Собственно говоря, именно благодаря продуманной, четкой стратегии и удалось присоединить ГДР в столь ошеломляюще короткий срок.
Объективным же фактором стали кризисные процессы в странах Восточной Европы, ослабление позиций СССР, сказавшиеся самым непосредственным об-разом на событиях в ГДР. Расстановка сил в Европе, экономический, политический и социальный кризис в странах социалистического содружества в значительной мере подтолкнули возникновение кризиса в Германии.
Наиболее значительную роль сыграли экономические факторы. Федеративная Республика Германия к тому времени значительно обогнала ГДР в экономическом развитии, превратилась в настоящего гиганта. И если в 1985 г. торговый оборот двух стран составлял 15,5 млрд немецких марок, то во второй половине 80-х гг. неуклонно сокращался за счет уменьшения импорта из ГДР. Еще одним способом давления стал финансовый рычаг, а именно предоставление крупно¬масштабных кредитов.
Объединение Германии коренным образом изменило ее статус. Из двух разрозненных кусочков она превратилась в мощное государство с территорией в 357 тыс. кв. км и численностью населения в 80 млн человек. Были расширены территории в восточном и северо-восточном направлениях, а также за счет увеличения морского побережья на Балтике, что изменило геополитическое положение страны. Благодаря всему этому Германия укрепила свое положение как экономически мощное государство и перестала быть политическим карликом.
Присоединение ГДР к ФРГ было для последней экономически выгодно: она не только увеличила свою территорию и население, но и получила доступ к развитым промышленным землям. Присоединенные земли с их предприятиями, жилыми домами и социально-бытовыми сооружениями, путями сообщения и научно-техническим потенциалом оценивались в сумму 1 трлн 400 млрд марок, не считая военной техники и вооружений армии ГДР на сумму в 90 млрд марок.
В настоящее время перед объединенной Германией стоит задача решить проблемы интеграции восточных земель, выравнивания положения в двух частях страны. Годы совместной жизни восточных и западных немцев продемонстрировали наличие определенных трудностей: экономических, социокультурных и психологических. Потребуется достаточно времени, чтобы окончательно сплотить немцев в единую нацию.