О СТИХОТВОРЕНИИ Н. НЕКРАСОВА. Русской литературе свойственно размышлять. Стоит лишь вспомнить «Думу» Лермонтова или «Путешествие из Петер­бурга в Москву» Радищева.,. И вот перёд нами еще одно раз­мышление .

Подъезд, с котором идет речь, находится на Литейном про­спекте напротив окон квартиры, где жил Некрасов, Поэт не раз наблюдал, как просители толпились у подъезда в ожида­нии приема в торжественные, и в обычные дни.

Тут прожектеры, искатели мест и преклонный старик, и вдовица.

Тем не менее это еще не повод к написанию стихотворе­ния. Некрасова заставила взяться за перо другая картина.

Раз я видел, сюда мужики подошли,

Деревенские русские люди

Документальность – вот отличительная черта поэзии Не­красова. Помните: «Вчерашний день, в часу шестом,..»,

«Спеша на званый пир по улице прегрязной,

Вчера я поражен был сценой безобразной…»

Итак, у подъезда люди, на которых по сути, держится Рос­сия: деревенские мужики. И что же? Их не приняли вовсе.

Кто-то крикнул швейцару:

«Гони! Наш не любит оборванной черни!»

Но этот «наш» повсюду, а не только здесь. Он есть в «Отцах и детях» (помните, Павел Петрович, разговаривая е крестьянами, мочил свои усы одеколоном). Тем не менее «чернь» стала глав­ным героем всего творчества Некрасова, и прежде всего поэмы «Кому на Руси жить хорошо». «Разводя безнадежно руками», мужики отправлялись от парадного подъезда восвояси, Кто же он, «владелец роскошных палат», не принявший посетителей? Едва ли не треть стихотворения Некрасов отводит его описанию:

Ты, считающий жизнью завидною

Упоение лестью бесстыдною,

Волокитство, обжорство» игру,

Пробудись!

Последнее слово звучит в двух смыслах, Во-первых, барин еще спит, подобно Онегину, «утро в полночь обратя»; во—вто­рых, придет ли наконец нравственное пробуждение к тем «сча­стливым», что «глухи к добру»? Или произойдет пробужде­ние, к которому зовет поэт заключительными строками «Размышлений» :

Ты проснешься ль, исполненный сил,

Иль, судеб повинуясь закону,

Бее, что мог, ты ужо созерпшл,

Создал песню, подобную стону

И духовно навеки почил?

Это не только призыв, но и вопрос к народу, который «сто­нет» по полям, по дорогам, на железной цепи в рудниках… Многократно повторяя слово «стонет», Некрасов рисует кар­тину бед и страданий народа. К этому стихотворению орга­нично примыкает другое, написанное через десять лет после •«Размышлений у парадного подъезда».

Душно! без счастья и волн

Кочь бесконечно длинна.

Буря бы грянула, что ли?

Чаша с краями полна!

Грянь над пучиною моря,

В поле, в лесу заезищи.

Чашу вселенского горя

Всю расплещи!