О СТИХОТВОРЕНИИ Н. Л. НЕКРАСОВА. Русской литературе свойственно размышлять. Стоит лишь вспомнить «Думу» Лермонтова или «Путешествие из Петер­бурга в Москву» Радищева… И вот перед нами еще одно раз­мышление.

Подъезд, о котором идет речь, находится на Лилейном проспекте напротив окон квартиры, где жил Некрасов. Поэт не раз наблюдал, как просители толпились у подъезда в ожи­дании приема в торжественные, и в обычные дни.

Тут прожектеры, искатели мест, и преклонный старик, и вдовица.

Тем не менее это еще не повод к написанию стихотворе­ния. Некрасова заставила взяться за перо другая картина.

Раз я видел, сюда мужики подошли,

Деревенские русские люди…

Документальность — вот отличительная черта поэзии Не­красова. Помните: «Вчерашний день, в часу шестом…»,

«Спеша на званый пир по улице прегрязной, Вчера я поражен был сценой безобразной…»

«Вор»

Итак, у подъезда люди, на которых по сути, держит­ся Россия: деревенские мужики. И что же? Их не приня­ли вовсе.

Кто-то крикнул швейцару:

«Гони! Наш не любит оборванной черни!»

Но этот «наш» повсюду, а не только здесь. Он есть в «От­цах и детях» (помните, Павел .Петрович, разговаривая с крес­тьянами, мочил свои усы одеколоном). Тем не менёе «чернь» стала главным героем всего творчества Некрасова, и прежде всего поэмы «Кому на Руси жить хорошо». «Разводя безна­дежно руками», мужики отправлялись от парадного подъ­езда восвояси. Кто же он, «владелец роскошных палат», не принявший посетителей? Едва ли не треть стихотворения Не­красов отводит его описанию:

Ты, считающий жизнью завидною Упоение лестью бесстыдною,     *

Волокитство, обжорство, игру,

Пробудись!..

Последнее слово звучит в двух смыслах. Во-первых, ба­рин еще спит, подобно Онегину, «утро в полночь обратя»; во- вторых, придет ли наконец нравственное пробуждение к тем «счастливым», что «глухи к добру»? Или произойдет про­буждение, к которому зовет поэт заключительными строка­ми «Размышлений»:

Ты проснешься ль, исполненный сил,

Иль, судеб повинуясь закону,

Все, что мог, ты уже совершил,—

Создал песню, подобную стону,

И духовно навеки почил?..

Это не только призыв, но и вопрос к народу, который «стонет» по полям, по дорогам, на железной цепи в рудни­ках… Многократно повторяя слово «стонет», Некрасов рису­ет картину бед и страданий народа. К этому стихотворению органично примыкает другое, написанное через десять лет после «Размышлений у парадного подъезда».

Душно! без счастья и воли

Ночь бесконечно длинна.

Буря бы грянула, что ли?

Чаша с краями полна!

Грянь над пучиною моря,

В поле, в лесу засвищи,

Чашу вселенского горя Всю расплещи!..