О поэме Сергея Есенина «Анна Снегина». Художественное воплощение эпохи, в которую жили и творили пи­сатели и поэты, влияло на формирование взглядов не только их совре­менников, но и потомков. Таким властителем дум был и остается поэт Сергей Есенин.

Образ времени со своими проблемами, героями, исканиями, сомне­ниями был в центре внимания литераторов XIX и XX веков. Сегодня все более укрепляется представление о Есенине как о крупном социальном мыслителе, обладающем обостренным восприятием своего времени. Поэзия Есенина — источник глубоких раздумий над многими социаль­но-философскими проблемами. Это история и революция, государство и народ, деревня и город, народ и отдельная личность.

Осмысливая трагедию России 20-х годов, Есенин предопределил, предвидел все, о чем мы только недавно заговорили вслух после семи­десятилетней безгласности С потрясающей силой запечатлел Есенин то «новое», что насильственно внедрялось в быт русской деревни, «взры­вало» его изнутри и привело теперь ко всем известному состоянию. Есе­нин написал в письме свои впечатления тех лет: «Был в деревне. Все рушится… Конец всему».

Есенина потрясло полное вырождение патриархальной деревни: убогий быт разоренной годами «междоусобного раздора» деревни, «календарный Ленин» вместо выброшенных сестрами-комсомолками икон, «Капитал» вместо Библии. Трагический итог всему этому поэт подводит в стихотворении «Русь советская»:

Вот так страна!

Какого ж я рожна

Орал в стихах, что я с народом дружен?

Моя поэзия здесь больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Поэма «Анна Онегина», написанная незадолго до смерти поэта — в 1924 году, явилась своеобразным обобщением размышлений Есени­на об этом драматическом и противоречивом времени и вобрала в себя многие мотивы и образы его лирики.

В центре поэмы — личность автора. Его отношение к миру про­низывает все содержание поэмы и объединяет происходящие собы­тия. Сама поэма отличается многоголосием, что отвечает духу изоб­ражаемой эпохи, борьбе человеческих страстей. В поэме тесно пере­плетаются лирическое и эпическое начала.

Личная тема здесь главная. «Эпические» события раскрываются через судьбу, сознание, чувства поэта и главной героини. Само назва­ние говорит о том, что в центре — судьба человека, женщины, на фоне исторического развала старой России. Имя героини звучит поэтично и многозначно. Снегина — символ чистоты белого снега — перекли­кается с весенним цветением белой, как снег, черемухи и обознача­ет, по Есенину, символ утраченной навсегда юности. Кроме того, эта поэтичность выглядит очевидным диссонансом на фоне времени.

В поэме тесно связаны тема времени и тема родины. Действие на­чинается на рязанской земле в 1917 году и заканчивается 1923-м годом. За судьбой одного из уголков русской земли угадывается судьба страны и народа. Изменения в жизни деревни, в облике русского мужика начи­нают раскрываться с первых строк поэмы — в рассказе возницы, кото­рый доставляет поэта, давно не бывшего в родных местах.

Скрытый конфликт благополучного села Радово («У каждого сад и гум­но») с бедствующей деревней Криуши, которая «пахала одной сохой», при­водит к братоубийственной войне. Криушане, уличенные в воровстве леса, первыми начинают побоище: «… они в топоры, мы тож». А дальше и рас­права с деспотичным старшиной, который представляя на селе власть:

В скандале убийством пахнет.

И в нашу и в их вину

Вдруг кто-то из них как ахнет! —

И сразу убил старшину.

Время революции и вседозволенности выдвинуло из рядов криушан местного лидера Прона Оглоблина, не имеющего каких-либо жизнен­ных стремлений, кроме как «выпить в шинке самогонки». Этот сельский революционер — «драчун, грубиян», он «с утра по неделям пьян… « Ста­руха-мельничиха говорит так о Проне, считая его разрушителем, к тому же убийцей. Есенин подчеркивает пугачевское начало в Проне, который, как царь, стоит над народом:
Оглоблин стоит у ворот
И спьяну в печенки и в душу
Костит обнищалый народ:
«Эй вы! Тараканье отродье!
Все к Онегиной! Р-раз и квас Даешь, мол, твои угодья
Без всякого выкупа с нас!»
«Тараканье отродье!» — вот как обращается к народу герой, в кото­ром многие в былые времена увидели большевика— ленинца. Страш­ный, в сущности, тип, порожденный переломной эпохой. Пристрастие к спиртному отличает и другого Оглоблина, проновского брага Лабутю, кабацкого попрошайку, лгуна и труса. Он «с важной осанкой, как некий седой ветеран», оказался «в Совете» и живет, «не мозоля рук» Если судь­ба Прона, при всех его отрицательных сторонах, приобретает в связи с его гибелью трагическое звучание, то жизнь Лабути — жалкий, отврати­тельный фарс. Замечательно, что именно Лабутя поехал первым описы­вать снегинский дом» и арестовал всех его жителей, спасенных впослед­ствии от скорого суда добрым мельником.

Мельник в поэме — это воплощенная доброта, близость к природе, ми­лосердие и человечность. Его образ пронизан лиризмом и дорог автору как одно из самых светлых и добрых народных начал. Не случайно мельник постоянно соединяет людей. Мельник олицетворяет русский нацио­нальный характер в его «идеальном» варианте и этим как бы противостоит поэту, чья душа оскорблена и озлоблена и в ней чувствуется надрыв.

Когда «чумазый сброд играл по дворам на роялях коровам тамбовс­ким фокстрот», когда лилась кровь и разрушались естественные челове­ческие связи, мы по-особому воспринимаем образ Анны Онегиной. Светло и грустно выглядит ее судьба, выписанной Есениным в лучших традициях русской классики. Героиня предстает перед нами в дымке романтического прошлого – «счастливой были» — и сурового настояще­го. Мираж воспоминаний, «девушка в белой накидке» исчезли в «пре­красном далеке» юности. Теперь же героиня, овдовевшая, лишенная состояния, вынужденная покинуть родину, поражает своим христианс­ким всепрощением.

Скажите,

Вам больно, Анна,

За ваш хуторской разор?

Но как-то печально и странно

Она опускала свой взор…

Анна не испытывает к крестьянам, разорившим ее, ни злобы, ни не­нависти Эмиграция тоже не озлобляет ее: со светлой грустью вспомина­ет она свое невозвратимое прошлое. Несмотря на драматизм судьбы по­мещицы Анны Онегиной, от ее образа веет добротой и человечностью. Гуманистическое начало звучит особенно пронзительно в поэме в связи с осуждением войны — империалистической и братоубийственной. Вой­на осуждается всем ходом поэмы, разными ее персонажами и ситуация­ми: мельником и его старухой, возницей, событиями жизни А. Онегиной. Война мне всю душу изъела.

За чей-то чужой интерес
Стрелял я в мне близкое тело
И грудью на врага лез.

Время перемен предстает в поэме в своем трагическом обличье. По­этическая опенка событий поражает человечностью, «лелеющей душу гуманностью», ибо только поэт-патриот, испытанный гуманист, видя «сколько зарыто в ямах», сколько «уродов теперь и калек», мог написать. … я думаю,

Как прекрасна Земля

И на ней человек!