О МОДЕ И УБЕЖДЕНИЯХ. Мода и убеждения — весьма не простые понятия. Мода — это не просто господство в определенной среде в то или иное время каких-то правил и вкусов. Главное в том, что эти правила и вкусы проявляются во внешних формах, не затрагивающих глубинных процессов жизни. Вот почему мода довольно быстро проходит. Мода не всегда безобидна, часто она идет вразрез с моральными принципами общества. Так уже не однажды случалось в истории нашей страны.

В десятые-двадцатые годы XIX века,— когда складыва­лись декабристские идеи и убеждения, стали возникать тай­ные общества, и в среде дворянской молодежи появилась мода на «секретнейшие союзы», члены которых не имели никаких политических убеждений. И потому грибоедовский Чацкий, человек стойких убеждений, которые вели его, как считал Герцен, «прямой дорогой на каторжные работы», резко бросает Репетилову: «Шумите вы, и только?» Да, за убеждения люди шли на тяжкие испытания и даже смерть. Убеждения приводили к самоотверженным поступкам таких героев, как Инсаров, Рахметов, Базаров.

На фоне дворянской среды, изображенной в романе «Отцы и дети», фигура Базарова приобретает особую рель­ефность. Тургеневский ге|)ой убежден в необходимости ко­ренной ломки существующего строя. «В теперешнее время полезнее всего отрицание»,— говорит он и следует это­му убеждению до конца. Всеразрушающую, проникнутую максималистским пафосом, устремленную за все и всякие пределы силу отрицания тургеневского героя нельзя себе представить отдельно от его внутренней свободы, от его не­способности как-то ограничивать, утешать или обманывать себя. Полюбив Одинцову, но, поняв, что между ними про­пасть, Базаров оставляет ее, хотя чувство любви сохранит до самой смерти. Верность своим убеждениям ученого-атеиста он проявит и перед смертью.

В любви, в дружбе, в жизни Базаров трагически оди­нок. И это одиночество подчеркивается образами его «уче­ников», для которых выстраданные базаровские убеждения становятся просто модой. Насколько естественен Базаров со своей беспощадной резкостью и прямотой, настолько неес­тественны Ситников с Кукшиной. Ситникову очень хочется прослыть человеком, близким к Базарову, он щеголяет рез­костью взглядов, но это человек без убеждений, готовый, поддавшись моде, стать «нигилистом». Кукшину Тургенев изображает резко карикатурно, показав на ее примере урод­ливые формы женской эмансипации. Это ничтожная жен­щина, у которой сумбур в голове, нет никаких собственных убеждений.

Ситников и Кукшина как бы сильнее оттеняют самобыт­ность, величие, верность убеждениям Базарова, его трагиче­ское одиночество.

Базаров не оставил последователей, не выполнил громад­ной, поставленной перед собой задачи. Но это не значит, что он не был нужен России. Герои не погибают бесследно: их жизнь, их стремления и неудачи, и сама их смерть имеют историческое значение.

 

Да, люди, имеющие собственные убеждения, верные им до конца, являются «двигателями истории», и, может, наши трагические неурядицы последних лет происходят потому, что для кого-то, к сожалению, для очень многих, является модой то, что стало выстраданными убеждения­ми для других.