Нравственная проблематика одного произведения XX в. В понимании Андрея Платонова революция была глубоко народным, органическим, творческим процессом  Революция признана вносить разум и красоту во взаимоотношениях человека с миром. Герои платоновских повестей- те, кто “учился думать при революции”  их волнуют глубокие философские вопросы.

Платонов видел мир глазами трудящегося человека , мучительно осмысляющего свою жизнь, свое место в ней свои взаимоотношения  с природой. С появлением Платонова в мире литературы возникла новая поэтика, в которой могло реализоваться художественное видение писателя.

У Платонова появился и новый герой: чаще всего это рабочий,  мастеровой,размышляющий о своем ремесле, о смысле жизни. Герои повести «Котлован»  верят в построение «единого общепролетарского до­ма», благодаря этой стройке они заживут прекрасной жизнью. И работа по рытью котлована, изнуритель­ная, тяжелая, выматывающая — невысокая цена за светлое будущее. Ведь благодаря рабочим будет со­здан «единственный общепролетарский дом вместо старого города, где и посейчас живут люди дворовым огороженным способом».

Это дом-мечта, дом-символ. Рухнув на пол после трудового дня, люди спят вповалку, «как мертвые». Рабочие верят в «наступление жизни после построй­ки больших домов».

Поэтому так, без остатка, отдают себя работе, вы­сасывающей соки из тела. Ради будущей жизни можно потерпеть и пострадать.

Каждое предыдущее поколение терпело в надеж­де, что последующее будет жить достойно. Поэтому отказываются люди закончить работу в субботу: хо­тят приблизить новую жизнь.

С появлением девочки Насти рытье котлована об­рело какую-то определенность, осмысленность. Нас­тя — первый житель дома-мечты, еще не построенно­го дома-символа. Но Настя умерла от одиночества, неприкаянности, от отсутствия тепла. Взрослые лю­ди, которые видели в ней источник своей жизни, не почувствовали, «насколько окружающий мир должен быть нежен… чтобы она была жива». Строительство дома-мечты оказалось несоотнесенным с жизнью кон­кретного человека, ради которого, для которого будто бы все свершалось.

Умерла Настя, и потускнел свет, блеснувший вда­ли.

Платонов считал, что чужую беду надо пережи­вать так же, как свою личную, помня об одном: «Че­ловечество — одно дыхание, одно живое теплое суще­ство. Больно одному — больно всем. Умирает один — мертвеют все. Долой человечество — пыль, да здрав­ствует человечество — организм… Будем человечест­вом, а не человеком действительности». И герои его отражали точку зрения автора.