НОВОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ВОЕННОЙ ТЕМЫ. Женщина создана природой для того, чтобы быть мате­рью, воспитывать детей, быть женой, оберегать и сохранять свой дом, свою семью. Но если на землю приходит война, отцы, мужья и сыновья уходят на смерть, женщина не может ос­таться в стороне, не может быть равнодушной. Так было и в годы Великой Отечественной войны. Женщины, русские жен­щины, всегда были самоотверженными. Они наравне с муж­чинами воевали на фронте, и все тяготы жизни и труда взва­лили на свои плечи в тылу.

С гордостью и болью писали о них В. Закуткин («Матерь человеческая»), Н. Бирюков («Чайка), Б. Васильев («А зори здесь тихие…»), поэтессы О. Берггольц и Ю Друнина…

Но хочется остановиться на одном из последних произве­дений на тему «Женщина и война». У этой документальной повести очень выразительное название, которое сразу ставит проблему и дает ответ.” «У войны — не женское лицо». Ав­тор — белорусская писательница Светлана Александровна Алексиевич. Интересно, что сама она не видела войны, так как родилась и выросла уже после этого ужасного времени. И этот факт объясняет во многом особый, отличный от поэтесс военного времени подход к теме.

Чтобы написать свою книгу, автор узнавала адреса быв­ших фронтовичек и приезжала к ним. Главные герои повес­ти — медики, связистки, саперы, стрелки, зенитчицы, десан­тники, партизанки, повара, подпольщицы.

Испокок-веков на войну уходили мужчины. Но в эту вой­ну одним им справиться с врагом оказалось не под силу. «А женщина женщиной будет», — пиеал поэт. Но жизнь повер­нулась по-другому. Тысячи и десятки тысяч, кто доброволь­но, как Гуля Королева, кто по мобилизации или комсомоль­скому призыву, уходиди женщины и девушки на войну. И раньше, конечно, помогали они мужчинам на фронте. Исто­рия России запечатлела имена женщин—героинь, первых ме­дицинских сестер в Севастопольскую страду, комиссаров в гражданскую. Но в эту войну женщины овладевали всеми во­енными профессиями.

Пребывание женщин на фронте помогало мужчинам: они чувствовали, что есть те, кому труднее, им было теплее от того, что рядом находилась женщина. Одна из героинь повес­ти Ольга Васильевна Корж вспоминает: «Если мужчины ви­дели женщину на передовой, у них лица другими станови­лись, даже звук женского голоса их преображал». «Сестрички, сестренки», — так ласково называли их солдаты. Они обере­гали их, жертвуя своей жизнью, прикрывая от немецких пуль. Но и «сестрички» вынесли с поля боя сотни тысяч бойцов.

«Надо ли было пускать женщину на войну? Не знаю… Но они были на войне и сделали великое дело. Они, как и мы, носили кирзовые сапоги, тяжелые шинели, спалй на снегу, умирали от пуль и осколков», — размышляет о военной жен­ской доле ветеран С. Г. Подвышенский. Помните, как в пове­сти Б. Васильева «А зори здесь тихие…» старшина Басков мучается мыслью, что после войны спросят их, солдат, дети о том, почему они их мам от пуль не уберегли, со смертью их оженили, И не находит ответа.

Исторический ответ прост: речь шла о судьбе страны, и тут уже не до сантиментов. Но нравственный ответ? А как сказалось на будущем нашей страны то, что матери были убийца­ми, пусть совершенно правыми в своей борьбе, но ведь под­нявшими руку на жизнь человеческую? Ответа ещё никто не дал. Книга Алексиевич помогает его искать. Будем верить, что большинство фронтовичек не очерствели душой, не разу­чились дарить любовь и учить добру.

Страшно ли было женщинам на войне? Достаточно вспомнить эпизод, когда девушка-снайпер убила голодным бойцам жере­бенка, а потом плакала и отказалась от пищи. А первый убитый немец? А тошнота и головокружение при виде крови и ран?

«Когда смотришь на войну нашими бабьими глазами, так она страшнее страшного», — признается А. И. Мишута, сер­жант, санинструктор. В словах этой простой женщины, мате­ри троих детей, которая уже нянчит внуков, думается, и зак­лючена главная идея книги.

Хотя повесть написана о войне, но она очень современна. И потому, что на войну смотришь другими глазами, без лож­ной романтики и героизма, и потому, что поднимается очень важная проблема: отношение к женщине, ее назначение и роль в воспитании в людях доброты, человечности. И, конечно, проблема памяти. Воздадим должное тем женщинам, кото­рые в трудный час смогли сделать тяжкое, мужское дело, но не потеряли своей женственности.

И все же, прочитав книгу, хочется воскликнуть: «Пусть это будет в последний раз! Пусть женщина всегда останется женщиной, а в войну играют только дети!»