Новое литературное течение. Имя А.А. Ахматовой стоит в одном ряду с такими поэтами, как М. Кузьмин, О. Мандельштам, Н. Гумилев, когда речь заходит об акмеизме. Для начала стоит разобраться, что же такое акмеизм. Этим термином назы­вают течение в русской поэзии 1910-х гг., последователи которого ото­шли от символистских стремлений к идеальному, от текучих и много­значных образов и обратились к материальному, предметному миру, естественности и точному значению слова.

Акмеизм возник как бы в противовес предшествовавшему ему сим­волизму, вместо туманных мистических далей они стали писать о жиз­ни реальной, «в этом милом, радостном и горестном мире».

Ахматова вошла в литературу с традиционной темой — темой люб­ви, но ее понимание и изображение отличалось от сентиментальной женской лирики XIX в. и нереальной лирики символистов. О. Мандель­штам писал: «Свою поэтическую форму она развила с оглядкой на пси­хологическую прозу». То есть, другими словами, ее лирика была осно­вана на опыте романа XIX в. Ее стихотворения просто дышали традици­ями Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева, критики метко определяли ее творчество как «роман-лирика».

Лирическая героиня Ахматовой очень оригинальна; она, под стать самой поэтессе, живет полной жизнью, не замыкаясь на личных пере­живаниях, что говорит о высокой образованности и интеллигентности. Героиня многолика: она и рыбачка, и канатная плясунья, и маркиза, что нередко вводило в заблуждение как читателей, так и критиков, которые пытались искать в стихотворениях Ахматовой факты ее биографии.

Не пастушка, не королевна И уже не монашенка я —

В этом сером будничном платье На стоптанных каблуках.

Очень выделяется такая особенность лирики Ахматовой, как лако­ничность повествования. Она любила малые лирические формы, как пра­вило, два-четыре четверостишия. Ее фразы сжаты и сконцентрированы, она хочет рассказать об ощущениях лирической героини сразу, «без пре­дисловий», часто присутствует резкий переход от факта к факту.

В поэзии Ахматовой присутствует и ритмико-интонационное свое­образие — она использует разговорную лексику, избегая высокопарных слов, придерживается коротких предложений, их синтаксис наиболее приближен к живой речи, не стремится к точным рифмам. Как уже под­черкивалось, Ахматова любила краткие словесные формулы.

Сколько просьб у любимой всегда!

У разлюбленной просьб не бывает.

Поэтесса принципиально не добавляет в свою поэзию напевности, что создает эффект строгости лирики.

Ахматова использует тонкий прием передачи чувства, переживания через предмет, движение — иными словами, с помощью детали.

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Причем, ее детали очень изящны и в них чувствуется именно ахматовский стиль.

Ты куришь черную трубку,

Так странен дымок над ней.

Я надела узкую юбку,

Чтоб казаться еще стройней.

Но стиль поэзии Ахматовой не был статичным, он был подвержен изменениям. Так, в 1915—1917 гг. она, по замечаниям многих критиков, приблизилась к традициям А.С. Пушкина, «классическая точность вы­ражения и художественная законченность построения» связывали ее литературное умение с поэзией Пушкина. Она справедливо чувствова­ла себя наследницей классической русской литературы и поэтому часто использовала в своих стихотворениях цитаты, они тонко перекликались с произведениями поэтов как XIX в., так и современниками.

Важную роль играла в творчестве всех авторов начала XX в. револю­ция, но каждый по-своему воспринял ее. Для Ахматовой она была про­сто катастрофой, но справедливой — возмездием за грехи, поэтесса чув­ствовала и свою ответственность за происходящее зло. Размышления на эту тему нашли свое завершение в грандиозном и гениальном произве­дении «Реквием». Его называют поэтическим подвигом Ахматовой, иде­альным образцом гражданской поэзии.