Новаторство Гоголя драматурга. Н.В. Гоголь — одна из ключевых фигур в литературном процессе пер­вой половины XIX в. Вторую половину столетия часто называют «веком прозы». Именно Гоголь с Пушкиным стал «отцом» русской реалистичес­кой прозы. Гоголь — неповторимая авторская индивидуальность. Его про­изведения всегда производили особое впечатление на читателей. Немало­важную роль в его творчестве играют драматические произведения.

Предшественниками Гоголя в русской драматургии можно назвать Фонвизина и Грибоедова. Грибоедов выступил как новатор, отойдя в своем произведении от основных принципов построения комедии (по­теснил любовную интригу, введя развивающийся во взаимосвязи с ней социальный конфликт; наполнил комедию отрицательными персонажа­ми и изобразил только одно положительное лицо и т.д.).

Гоголь в своем творчестве пошел еще дальше. Развивая тенденции Грибоедова, он создает совершенно новую по принципам построения и предметам обличения комедию. Этой комедией стал «Ревизор».

Новаторство Гоголя заключается уже в выборе конфликта, яв­ляющегося основой произведения. Оглядываясь на произведения своих предшественников, Гоголь приходит к выводу, что любовная интрига уже исчерпала себя. Видя, что она становилась основой драматургического конфликта слишком часто, Гоголь решет избрать иной путь. Он находит новый сюжет, более актуальный для совре­менности: сюжет о ревизоре. Фигура ревизора всегда была страшна для городских чиновников, живущих в постоянном страхе ревизии. И именно «страх ожидания, самый ужас, гроза идущего вдали зако­на» (Гоголь), овладевающие чиновниками, формируют драматурги­ческую ситуацию в «Ревизоре».

Гоголь прибегает к приему композиционной инверсии: завязка ока­зывается перед экспозицией. Действие в комедии завязывается момен­тально, первой же фразой городничего: «Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие. К нам едет ревизор». Завязка включает почти всех действующих лиц, что соответствует теоре­тическим представлением Гоголя о композиции общественной комедии: «Комедия должна вязаться сама собою, всей своей массой в один боль­шой, общий узел. Завязка должна обнимать все лицо, а не одно или два».

Экспозицией же оказываются диалоги чиновников в первом дей­ствии, раскрывающие реальное положение вещей в городе и показы- чающие внутреннее противоречие в сознании чиновников между их нечестной деятельностью и совершенно чистой совестью. Считая, что за каждым человеком водятся «мелкие грешки», они и свою деятель­ность причисляют к этому разряду. Гоголь показывает своеобразную психологию городского чиновничества: весь мир делится для них на две части — окружающая их реальная жизнь, основанная на неписа­ных законах взяточничества и лжи. и неведомая им жизнь по законам писаным, которе требуют заботиться не о своей выгоде, а об обще­ственном благе. Ужас перед приехавшим ревизором обусловлен нео­пределенностью положения: к какому миру принадлежит приехавший ревизор? Но страх чиновников сочетается с надеждой, основанной на предшествующем опыте и высоком мнении о себе («мошенников над мошенниками обманывал…Трех губернаторов обманул!»).

Все действия пьесы основывается на поведении героев в экстренной ситуации приезда ревизора, соответствующем характеру каждого из них. Чиновники города представляют в комедии некую целостную систему, но в то же время персонажи резко индивидуализированы. Они неповтори­мы в своих индивидуальных особенностях, что и делает интересным при­ем их «поочередного» отчета о состоянии дел во вверенном учреждении, «поочередного» представления Хлестакову, «поочередного» чтения злопо­лучного письма. В построении системы персонажей Гоголь прибегает еще к одному новаторскому приему: он отказывается от изображения положи­тельного героя. Если в комедии Грибоедова таковым героем-идеологом, частичным героем-резонером был Чацкий, то назвать положительным героем Хлестакова нельзя, это «сосулька, тряпка» со скудостью мышления и узостью интересов. Таким образом, комедия оказывает абсолютно без высокого героя. Положительным героем автор назвал смех.

Необычное построение системы персонажей увеличивает широту обобщенности изображаемого. Гоголь, максимально обобщая, стре­мится показать типичность описываемого города и живущих в нем чиновников «говорящие» фамилии (частный пристав Уховертов, поли­цейский Держиморда, судья Ляпкин-Тяпкин) служат не столько харак­теристике отдельных личностей, носителей пороков, сколько типизи­рованному изображению общества в целом, всем чиновникам города свойственен алогизм мышления. Он вкупе со страхом приводит их к са­мообману. Они принимают «вертопраха» за ревизора, и на этом факте основано возникновение так называемой «миражной» интриги, кото­рая оборачивается ничем. При первом свидании городничего с Хлес­таковым страх перед ревизором заставляет его не верить своим глазам («А ведь какой невзрачный, низенький, кажется, ногтем бы придавил его»), не верить своим ушам: Хлестаков говорит чистую правду — го­родничий любуется его «хитроумием» («О, тонкая штука! Врет, врет и нигде не оборвется»). Главной целью городничего становится заставить ревизора проговориться, а Хлестаков, мелкий чиновник, опасающий­ся, что его за неуплату посадят в тюрьму, вдруг на глазах зрителей пре­вращается в важного человека: «Я бы, признаюсь, больше ничего бы не требовал, как только оказывай мне преданность и уважении, уважение и преданность». Хлестаков как бы принимает условия игры, предло­женные городничим.

Образ Хлестакова — открытие Гоголя. Это плут, но плут по ситуации. Он никого не хотел обманывать, и только страх и нелогичность мышле­ния чиновников превратили его в ревизора. Хлестаков простодушен. И именно потому предстает он в глазах городничего настоящим ревизором, что говорит от души, чистосердечно, а городничий ищет в его словах уловки. Простодушие позволяет Хлестакову никого не обманывать, а только играть те роли, которые навязывают ему чиновники. Хлестаков полностью оправдывает характеристику, данную ему Гоголем: «Говорит и действует безо всякого соображения». Однако мираж рассеивается и следует две мнимые развязки (отъезд Хлестакова и чтение письма). Отъезд Хлестакова ни у кого не вызывает подозрений, поскольку он, за­рекомендовавший себя порядочным человеком, обязательно вернется, если пообещал. Но последовавшее за отъездом чтение письма Хлестако­ва ставит все на свои места и опускает чиновников с небес на землю. Примечательно, что при чтении письма все охарактеризованные в нем с отрицательной стороны чиновники думают лишь о нанесенном им Хлестаковым оскорблении. Они не понимают, что ждущая их впереди и уже надвигающаяся на них опасность гораздо страшнее, чем «пойти в посмешище».

Вслед за чтением письма происходит истинная развязка: «немая сцена», последовавшая за известием о прибытии в город настоящего ревизора. «Немая сцена» — пластичный способ выражения авторской идеи. Комедия Гоголя обращена не узкому кругу избранных, просвещен­ных читателей, а ко всей массе читающей публики. Это обусловило от­каз Гоголя от принципа «четвертой стены». Грань между действующи­ми лицами комедии и зрителями в зале стирается в течение нескольких минут, во время которых «окаменевшая группа» неподвижно стоит на сцене. Возникает чувство единства героев и зрителей. Герои, застывшие в минуту сильного кризиса, осенены идеей неизбежного возмездия. Внушение читателю мысли об этом высшем суде было основной зада­чей Гоголя, которую он выразил в «немой сцене».

Единственное «честное и благородное лицо в комедии — смех» (Го­голь). Но смех в комедии направлен не на конкретного человека, чинов­ника, не на конкретный уездный город, а на сам порок. Гоголь показы­вает, насколько страшна участь человека, пораженного им. В пьесе со­четается комизм и драматизм, который заключен в несоответствии изначально высокого предназначения человека и его нереализованнос- ги. исчерпанности в погоне за жизненными миражами. Заключительный монолог городничего и сцена сватовства Хлестакова исполнены драма­тизма, но кульминацией трагического, когда комическое совсем уходит на второй план, становится заключительная «немая сцена».

Гоголевская комедия, во многом развивал традиции общественной ко­медии Грибоедова, продолжает поиски новых выразительных и изобрази­тельных средств. Смелые эксперименты Гоголя привели к созданию уни­кального произведения, воплотившего в себе многие новаторские черты.