Низость и двоедушие Швабрина

«О, этот Швабрин превеликий Schelm».

«Капитанская дочка», генерал, комендант Оренбургской крепости Алексей Швабрин — одно из действующих лиц исторической повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка». До приезда в Бело­горскую крепость он совершил «смертоубийство», за что и был переведён на службу в дальний гарнизон. Его слова «желание уви­деть наконец человеческое лицо» при знакомстве с Гринёвым от­крывают высокомерие, презрение — чувства, с которыми он отно­сился к обитателям Белогорской крепости.

Чем больше вчитываешься в строки повести, чем ближе узна­ёшь характер Швабрина, становишься свидетелем его колких, ци­ничных замечаний, бессовестных поступков, тем больше убежда­ешься, что перед тобой подлый, бесчестный человек, способный на предательство и измену.

Знакомство с Машей Мироновой, первые неумелые стихи, посвящённые ей, робкие попытки ухаживать за девушкой перепол­няли душу Гринёва. Конечно, ему хотелось с кем-то поделиться своими чувствами. Петруша доверился Швабрину. И что же! Шваб­рин резко высмеял юношу, в адрес Маши посыпались лживые слова. Результатом этой ссоры стала дуэль, во время которой Швабрин, воспользовавшись невнимательностью Гринёва, ранил его.

Наступило время испытания порядочности, чести, достоинства — стены Белогорской крепости осаждают казаки под предводитель­ством Емельяна Пугачёва. Поняв, что крепость осады не выдер­жит и будет взята, Швабрин из чувства страха и самосохранения перебегает на сторону Пугачёва. И когда Пугачёв сидит на крыльце комендантского дома, как царь, Швабрин — уже среди его стар­шин. Он одет по-казацки, обстрижен в кружок. Офицер, ещё не­давно присягавший верой и правдой служить императрице, подло нарушил присягу, переметнулся на сторону мятежников. Шваб­рин унижается перед Пугачёвым, старается во всём ему угодить, боясь быть казнённым. Он не понимает, что такое честь и долг. А, может, просто забыл о существовании таких понятий?

Став по приказу Пугачёва комендантом Белогорской крепости вместо убитого капитана Миронова, Швабрин, пользуясь беззащит­ностью Марьи Ивановны, пытается принудить сироту стать его же­ной. Только осуждения, только презрения заслуживает человек, назы­вавший себя дворянином и при этом истязавший голодом и домога- ниями бедную девушку. «В эту минуту презрение заглушило во мне все чувства ненависти и гнева. С омерзением глядел я на дворянина, валяющегося в ногах беглого казака», — вспоминает Пётр Гринёв.

Своевременный приезд Петра Гринёва спас Машу Миронову от супружества с нелюбимым. Марья Ивановна и Пётр Андрее­вич сели в кибитку, а у крыльца остался стоять Швабрин, и «лицо его изображало мрачную злобу».