«Ни один поэт не развертывался с такой неустанной прогрессирующей силой, как Брюсов» . В. Я. Брюсов, выходец из богатой купеческой семьи, никогда не забывал свои корни. Его дед был крепостным крестьянином Костромской губернии, пока не купил себе вольную, разбогатев на торговле. Отец поэта разделял взгляды народников.

Он являлся вольнослушателем Петровской академии и с уважением относился к деятельности Н. Г. Чернышевского и Д. И. Писарева. Семью нельзя было назвать верующей. Искренний интерес Брюсовы проявляли к достижениям научно-технического прогресса. Окончив гимназию, юный Брюсов поступил на историко-филологический факультет Московского университета. Еще будучи студентом, молодой литератор создал свою поэтическую группу и опубликовал три сборника стихов под общим названием «Русские символисты», причем большинство стихов, подписанных различными именами, создал он сам. Валерий Яковлевич был уверен, что «в поэзии, искусстве — на первом месте сама личность художника! Она есть сущность — все остальное форма». Молодой поэт быстро обратил на себя внимание литературной общественности. Его стихи завораживали даром речи поэта и кажущейся простотой. Один за другим выходили новые поэтические сборники Брюсова: «Третья стража», «Граду и миру», «Венок», «Все напевы». В произведениях поэта звучали исторические и мифологические темы. Валерия Яковлевича интересовали героичность и одновременно трагичность судеб древних людей, формирование характеров в условиях больших городов великих цивилизаций прошлого. Кроме того, поэт старается разобраться в психологии простых трудящихся, раскрыть их творческие возможности. Валерий Яковлевич как неизбежную разрушительную стихию воспринял Октябрьскую революцию. Он осознавал, что старый мир уже изжил себя, что самое время зарождению чего-то нового и неизвестного. Брюсов не мог оставаться в стороне от великих событий, поэтому он одним из первых среди русских интеллигентов стал сотрудничать с Советской властью и даже вступил в партию. В послереволюционные годы поэт выпустил три книги стихов: «В такие дни», «Миг» и «Меа!». Скончался Валерий Яковлевич в 1924 году.

Брюсов, по мнению А. Белого, сделал серьезный переворот во взглядах на поэзию. Будучи представителем нового направления в искусстве — символизма, он на своем примере доказал, что форма неотделима от содержания, а символы истиной поэзии всегда реальны. Любовь к слову у поэта была настолько велика, что это позволяло ему совершенно малыми средствами добиваться очень тонких эффектов. Во многом обаяние стихов Брюсова проистекает из простой расстановки слов, запятых и точек. Вместе с тем его стихи поражают красотой и гармонией:

Так образы изменчивых фантазий.

Бегущие, как в небе облака,

Окаменев, живут потом века

В отточенной и завершенной фразе.

Поэт одним из первых русских литераторов обратился к простой рифме, причем подобная простота была достигнута путем отторжения сложности:

Я люблю большие дома

И узкие улицы города, —

В дни, когда не настала зима,

А осень повеяла холодом

В творчестве Валерия Яковлевича встречаются и довольно утонченные рифмы: достроен, воин; сцеплены, затеплены. В произведениях можно обнаружить и интересные сложные образы:

Листья со вздохом под ветром. Их нежащим,

Тихо взлетают и катятся вдаль,

(Думы о прошлом в видении нежащем) жить и не жить — хорошо и не жаль.

Острым серпом, безболезненно режущим,

Сжаты в душе и восторг. И печаль.

У Брюсова есть также образы., как будто расписанные яркими лучезарными красками: «Желтым шелком, желтым шелком  по атласу голубому». Однако чаще всего вместо сверкающих эпитетов поэт пользуется более верными простыми определениями. Поэтому в лирике Валерия Яковлевича поражает прежде всего не цвет, а рисунок образа. Два обычных слова в необычном использовании оставляют след в душе читателя:

Все — обман, все дышит ложью, —

В каждом зеркале двойник,

Выполняя волю Божью,

Кажет вывернутый лик.

Произведения Брюсова наполнены своеобразным музыкальным ритмом, где осуществлен тщательный подбор не только самих слов, но и звуков в этих словах. Причем в этом же ритме текут мысли и образы поэта. Валерий Яковлевич в своих стихах часто использует так называемый параллелизм, когда слова и строчки постоянно повторяются. При этом поэт всегда остается внутри формы. Он не стремится к бесформенности, которая нередко размывает и скрывает индивидуальность, наоборот, в его произведениях всегда просматривает строгость и четкость изображения:

Слышу, слышу шаг твой нежный,

Шаг твой слышу за собой.

Мы идем тропой мятежной

К жизни мертвенной тропой.

Особенностью лирики поэта является то, что он сумел исключить из своих произведений лишние слова, которых немало даже в стихах лучших поэтов. Брюсов славится ясной и простой короткой речью: За полем снежным — поле снежное,

Безмерно — белые луга;

Везде — молчанье неизбежное,

Снега, снега, снега, снега…

Деревни кое-где расставлены,

Как пятна в безднах белизны:

Дома сугробами задавлены,

Плетни под снегом не видны.

Основными мотивами брюсовской лирики становятся одиночество, неприятие серой обыденной действительности, урбанизация. Его живо волнует судьба России и ее обитателей. Множество его произведений посвящены простому человеку, его трудовым будням и нелегкой судьбе. Причем он обращается и как к отдельно взятой личности, так и к целому народу:

Стой твердо! Кто с гневом природы

Веками бороться умел, —

Тот выживет трудные годы,

Тот выйдет из всякой невзгоды,

Как прежде, и силен и цел!

Валерия Яковлевича можно поставить на одну ступеньку с такими великими поэтами, как А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Ф. И. Тютчев, Н. А. Некрасов, поскольку его произведения можно причислить к образцам вечной поэзии. Именно он раскрывает читателю новое ощущение стиха. Этот поэт всю свою творческую жизнь находится в поиске, причем, отвергая старое, тем не менее может возродить традиции прошлого. Именно поэтому в произведениях Брюсова можно угадать отблески поэзии, к примеру Пушкина, Лермонтова. В своей работе над формой и содержанием стиха, начиная с выпусков «Русских символистов» и заканчивая своим сборником «Венок», поэт преодолел долгий и трудный путь. Декадентская туманность сменилась кристально чистыми и четкими образами. Валерий Яковлевич сумел преодолеть посредственность и стать настоящим классиком русской поэзии. Его образы, холодные извне, в какой-то момент просто поражают читателя своей внутренней магической силой. А. Белый заявлял: «Брюсов первый поднял интерес к стиху. Он показал нам опять, что такое работа над формой. И многое, скрытое для нас в творчестве любимых отечественных поэтов, засияло как день. Брюсов не только явил красоту своей музы, но и вернул нам поэзию отечественную».