Народность лирики Н. А. Некрасова.  Поэзия Н. А. Некрасова — свидетельство жизни простого русского человека, с его горестями и радостями, трагедиями и бытовыми сценами. Некрасовские лирические герои разнообразны: это и крестьяне, и рабочие, и бурлаки, и господские слуги.

Каждому из них поэт в своих стихах дает право голоса, чтобы он мог рассказать о своей судьбе, пожаловаться на наболевшее. В некрологе на смерть поэта «Биржевые ведомости» (№ 334, 1877) писали: «Россия потеряла в нем поэта, который первый сумел заглянуть в сердце простого русского человека и в сильных, невольно запечатлевающихся в памяти каждого стихах высказать подавляющую его скорбь и упования. Молодое поколение прежде всего запоминало стихи Некрасова и по ним училось сочувствовать народному горю и сознавать свои гражданские к народу обязанности. Скорбное известие о смерти писателя проникнет в самые отдаленные углы нашего отечества и вызовет искреннее соболезнование о нем, как о могучем общественном деятеле».

Каждое стихотворение Н. А. Некрасова — народный стон, трагическая история. Так, например, стихотворение «В дороге» рассказывает нам о судьбе несчастной погубленной господами Груше, о горе ее мужа-ямщика. Она, воспитанная по барской прихоти как настоящая барышня, внезапно оказалась в положении жены крестьянина. Мы сочувствуем и ямщику и Груше. Но в тоже время не можем не отметить глубокое невежество ямщика, который с подозрением и даже как к какому-то злу относится к просвещению:

На какой-то Запрет все глядит Да читает какую-то книжку..

Иногда страх меня, слышь ты, щемит,

Что погубит она и сынишку:

Учит грамоте, моет, стрижет…

Груша, получившая воспитание, приобщившаяся к культуре, стремится к счастью, но это стремление не может реализоваться в тех социальных условиях, в которых она оказалась. Но и жизнь ее мужа также покалечена — впереди его ждет вдовство, и ничего изменить здесь нельзя.

Разбитые мечтания, предопределенность жизни и судьбы простой крестьянской женщины звучат и в стихотворении «Тройка», в начале которого автор рисует красоту и одухотворенность молодой крестьянки:

На тебя заглядеться не диво,

Полюбить тебя всякий не прочь:

Вьется алая лента игриво В волосах твоих, черных как ночь;

Сквозь румянец щеки твоей смуглой Пробивается легкий пушок,

Из-под брови твоей полукруглой Смотрит бойко лукавый глазок.

Взгляд один чернобровой дикарки,

Полный чар, зажигающих кровь,

Старика разорит на подарки,

В сердце юноши кинет любовь…

В этом стихотворении не сама героиня говорит о своей судьбе, а автор рассказывает о ее трагической предопределенности. Некрасову понятны мечтания молодой красавицы, заглядевшейся на проезжающую мимо тройку, но он с горечью выносит приговор: не нагнать ей этой тройки, то есть не суждено исполниться мечтаниям, потому что впереди крестьянку ждет одна дорога:

Поживешь и попразднуешь вволю,

Будет жизнь и полна и легка…

Да не то тебе пало на долю:

За неряху пойдешь мужика.

Завязавши под мышки передник,

Перетянешь уродливо грудь,

Будет бить тебя муж-привередник

И свекровь в три погибели гнуть…

Красота ее увянет, также сойдут на нет былые мечтания и станет она одной из тех женщин, которые так и не заметили как в череде бесконечных наполненных тяжелым трудом дней прошла их жизнь:

От работы и черной и трудной Отцветешь, не успевши расцвесть,

Погрузишься ты в сон непробудный,

Будешь нянчить, работать и есть.

И в лице твоем, полном движенья,

Полном жизни, — появится вдруг

Выраженье тупого терпенья

И бессмысленный, вечный испуг…

Другое некрасовское стихотворение «Несжатая полоса» рассказывает нам о больном крестьянине, которому уже никогда не суждено убрать урожай. Лирическое повествование ведется не от первого лица, но мы явственно слышим голос пахаря. Даже сам осенний пейзаж — «поля опустели» — дан глазами пахаря. С точки зрения крестьянина и говорится о беде: он горюет, что урожай не собран. И с приближением смерти крестьянин думал не о самом себе, а том, что теперь его земельный надел осиротеет.

Некрасов в одном из стихотворений сказал о своем предназначении так:

Я лиру посвятил народу своему.

Быть может, я умру неведомый ему.

Но я ему служил — и сердцем я спокоен… Народность лирики Некрасова позволяет говорить о нем как о поэте национального значения. Ю. В. Лебедев писал: «В свое время Достоевский в речи о Пушкине говорил о «всемирной отзывчивости» русского национального поэта, умевшего чувствовать чужое как свое, проникаться духом иных национальных культур. Некрасов многое от Пушкина унаследовал. Муза его удивительно прислушлива к народному миропониманию, к разным, подчас очень далеким от поэта характерам людей. Это качество некрасовского таланта проявилось не только в лирике, но и в поэмах из народной жизни».