“На дне” М. Горького как социально-философская драма. Пьеса Горького “На дне” не только около ста лет не сходит со сцен отечественных театров, но и обошла крупнейшие театры мира. До сегодняшнего дня она волнует умы и сердца читателей и зрителей, возникают все новые и новые трактовки

образов (особенно Луки). Все это говорит о том, что М. Горькому удалось не только свежим правдивым взглядом посмотреть на босяков — людей, опустившихся в самую грязь, “на дно” жизни, вычеркнутых из активной жизни общества “бывших людей”, изгоев. Но одновременно с этим драматург остро ставит и старается решить серьезные вопросы, которые волновали и будут волновать каждое новое поколение, все мыслящее человечество: что такое человек? что такое правда и в каком виде она нужна людям? существует ли объективный мир или “во что веришь, то и есть”? и, самое главное, каков этот мир и можно ли его изменить?
В пьесе мы сталкиваемся с людьми, которые являются в обществе никому не нужными изгоями, но именно их интересуют вопросы о месте человека в окружающем мире. Герои пьесы не похожи друг на друга ни взглядами, ни мыслями, ни жизненными принципами, ни самим образом жизни. Объединяет их лишь то, что они — лишние. И в то же время почти каждый из обитателей ночлежки является носителем определенной философской концепции, на которой они и стараются построить свою жизнь.
Бубнов считает, что мир подлый и грязный, здесь нет добрых людей, все лишь притворяются, раскрашивают себя, но “снаружи как себя ни раскрашивай, все сотрется”.
Клещ озлоблен на людей, жесток со своей женой Анной, но верит в то, что тяжелый, изнурительный, но честный труд может вернуть его в “настоящую” жизнь: “Я — рабочий человек… мне глядеть на них стыдно… Я с малых лет работаю… Ты думаешь, я не вырвусь отсюда? Вылезу… кожу сдеру, а вылезу”.
Спившийся и потерявший свое имя Актер надеется на то, что к нему вернется его дар: “…главное талант… А талант — это вера в себя, в свою силу”.
Настя, женщина, продающая свое тело, мечтает о подлинной, возвышенной любви, которая в реальной жизни недостижима.
Сатин — шулер-философ — имеет мнение, противоположное принципам Клеща: “Работать? Для чего? Чтобы быть сытым?” Ему кажется бессмысленным всю жизнь вертеться в колесе: еда — работа. Сатину принадлежит заключительный монолог в пьесе, возвышающий человека: “Человек — свободен… он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум… Человек — вот правда!”
Обитатели ночлежки, сведенные в тесном помещении, в начале пьесы равнодушны друг к другу, они слышат лишь себя, даже если разговаривают все вместе. Но серьезные изменения во внутреннем состоянии героев начинаются с появлением Луки — старца-странника, сумевшего разбудить это сонное царство, утешить и ободрить многих, вселить или поддержать надежду, но, вместе с тем, явившегося причиной многих трагедий. Главное желание Луки: “Понять хочется дела человеческие”. И он, действительно, очень скоро понимает всех обитателей ночлежки. С одной стороны, бесконечно веря в человека, Лука считает, что жизнь изменить очень сложно, поэтому проще измениться самому, приспособиться. Но принцип “во что веришь, то и есть” заставляет человека смириться с нищетой, невежеством, несправедливостью, а не бороться за лучшую жизнь.
Вопросы, затронутые М. Горьким в пьесе “На дне”, вневременные, они возникают у людей различных эпох, возрастов, вероисповеданий. Именно поэтому пьеса вызывает живой интерес и у наших современников, помогая им разобраться в себе и в проблемах своего времени.