Музыка сердца в лирике М. Ю. Лермонтова. Михаил Юрьевич Лермонтов ввел в русскую литературу неповто­римый стих, отмеченный энергией мысли и мелодичностью слова. Он рано осознал себя «избранником» судьбы, «странной» и неминуемо трагичной личностью. Он был мятежным романтиком, мечтающим о гармоническом и прекрасном мире, где земное слито с небесным, ду­ховное с природным, пластическое с музыкальным без конфликтов и противоречий. Поэт жаждал света, простоты и сердечности, а в совре­менном ему обществе его всюду подстерегали обман, клевета, порок.

Детство Лермонтов провел в имении богатой бабушки. Он был ли­шен ласки рано умершей матери и отстраненного от его воспитания отца. Книги заменили ему все. Его кумиром с детства был А. С. Пушкин, трагическая гибель которого потрясла Лермонтова. Он не мог не отклик­нуться на убийство гения, из кровоточащей души поэта вылилось сти­хотворение «Смерть Поэта».

Погиб Поэт! невольник чести —

Пал оклеветанный молвой…

Молодой и никому еще не известный автор сумел точно определить причину гибели Пушкина и назвать истинных виновников трагедии. «Смерть Поэта» — отклик на трагическую гибель Пушкина, но автор нигде не упоминает его имени. И постепенно начинаешь понимать — это боль и за собственную судьбу, которую Лермонтов гениально пред­видел и предсказал в другом своем стихотворении:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Я раньше начал, кончу ране,

Мой ум немного совершит;

В моей душе, как в океане,

Надежд разбитых груз лежит.

… Кто

Толпе Мои расскажет думы?

Я — или Бог — или никто!

Очень скоро темы избранничества и одиночества в людском мире становятся самыми популярными в творчестве Лермонтова. Но это не одиночество гордеца, презирающего толпу, а одиночество страдающей личности, не находящей близкой души. Поэт отмечен «печатью» судь­бы, но в то же время он — человек, нуждающийся в понимании окру­жающих. Ему необходимы близкие и родные по духу люди. А Лермон­тов не находил понимания ни в семье («Ужасная судьба отца и сына жить розно и в разлуке умереть»), ни в любви и дружбе, ни в обществе: Нет, не тебя так пылко я люблю,

Не для меня красы твоей блистанье:

Люблю в тебе я прошлое страданье

И молодость погибшую мою.

Патриотизм Лермонтова не безоглядный, он критически осмыслен. Размышляя о России, поэт с горечью говорит, что слава и доблесть ос­тались в прошлом, его же поколение не способно на подвиги: изнежен­ные и инфантильные, испуганные расправой над декабристами, они надеются как-то переждать тревожные времена, уцелеть любыми сред­ствами. В окружающих его людях нет места творчеству, познанию мира, дружбе и любви, поэтому поэт снова обращается к славным страницам истории государства, вспоминая победу над Наполеоном, одержанную «отцами».

— Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!

Пройдет совсем немного времени и горечь автора усугубится: он тоже принадлежит к этому «немощному» поколению, не выделяя себя, говоря «мы», а не «они»:

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее — иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья и сомненья

В бездействии состарится оно.

Одиночество и разобщенность с окружающим миром усиливаются. Поэт ищет точки соприкосновения с прекрасной природой, но и тут холодное безмолвие, тишина и непонимание:

Выхожу один я на дорогу;

Сквозь туман кремнистый путь блестит.

Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу

И звезда с звездою говорит.

А в сердце поэта все отчетливее становится ощущение отринутости. Лермонтов хотел не только существовать, жить, дышать, а приносить пользу стране. Вокруг него же — апатия и равнодушие. Лермонтов не отделяет себя от общества, с горечью причисляет себя к нему.

Толпой угрюмою и скоро позабытой

Над миром мы пройдем без шума и следа,

Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

Ни гением начатого труда.

Когда свободная когда свободная и мятежная личность видит и по­нимает происходящее, она бросает обвинение прямо в лицо обществу — ведь молчание рождает беззаконие властей. «Прощай, немытая Россия» — одно из самых загадочных творений поэта. С одной стороны, это об­винение народу, которым он восхищался в стихотворении «Бородино», и одновременно искренняя боль за все происходящее, за бесправие и угнетение, за покорность судьбе.

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ.

Постепенно в его лирике начинает преобладать гармония силы духа и мечта о душевном покое. Мне думается, о чем бы ни писал поэт, это было о его трагедии разлада с обществом и самим собой. Оттого нет в лирике Лермонтова таких безмятежно счастливых и радостно искромет­ных строк, как у Пушкина. Образ пленного рыцаря, узника, скованно­го цепями, то и дело возникает в лирике поэта. Как и они, автор — не­вольник, но иных цепей: условностей, непонимания, вынужденного одиночества.

Отворите мне темницу,

Дайте мне сиянье дня…

Но окно тюрьмы высоко,

Дверь тяжелая с замком…

Одинок я — нет отрады…

В зрелом периоде его творчества мотивы одиночества, непонимания замыслов и чувств поэта, начатые в лирике, будут продолжены в драма­тическом произведении «Маскарад» и в романе «Герой нашего времени», но приобретут более общий характер, чем в стихотворениях.

Много загадочного и непознанного в творчестве Лермонтова. По­этому рассуждать о его поэзии непросто. Хочется проникнуть в суть ав­торской мысли, понять его послание не только современникам, но и потомкам. Лермонтовский стих, «облитый горечью и злостью», жжет и сейчас.