МОЯ ПОДРУГА — ПЕППИ ДЛИННЫЙЧУЛОК. Что бы вы подумали, если бы вдруг увидели на ули­це девочку школьного возраста, на ногах которой кра­совались бы разные чулки? Ну, например, как у Пеппи Длинныйчулок, героини сказки шведской писательницы Астрид Линдгрен. Одну ногу Пеппи украшал чёрный чу­лок, а другую — коричневый. Мы бы, наверное, сказали: странная девочка, а может, посочувствовали ей, мол, то­ропилась куда-то, одевалась впопыхах, вот и допустила оплошность. Но можно подумать и другое. Девочка решила удивить окружающих, заставить их обратить на неё внима­ние. Я так и подумала о героине сказки Пеппи. Мне бли­же вывод о том, что Пеппи просто решила почудить. А чу­дить она умела!

Взять хотя бы её платье. И здесь есть элементы выдумки. На синее платье она нашила красный лоскуток. Не хватило ткани — почему бы не походить с лоскутком? А какие умо­помрачительные туфли на ногах у Пеппи! Чёрные, огромные, купленные на вырост, они делали девочку похожей на клоу­на. А чего стоит название её ветхого жилища в старом запу­щенном саду! Вилла «Курица»… Можно, конечно, вспомнить, что мать Пеппи умерла, а отец исчез при весьма загадочных обстоятельствах. Отсутствие внимания взрослых и сказалось на образе жизни Пеппи. Но ясно другое: Пеппи не хотела бы огорчить своих родителей. Она верила, что мать смотрит на неё с небес, а отец, может, и вернётся. Она гордо называ­ла его негритянским королём. Что, разве приятно было бы увидеть дочь в таком странном облачении? Наверное, Пеппи просто хотелось выделиться среди сверстников. И она в этом преуспела. У неё были необычные друзья — лошадь, кото­рую она носила на руках и которая жила на террасе, и обе­зьянка по кличке господин Нильсон.

Ну а как же школьные дела Пеппи? И здесь немало чу­дачеств. Прослышав от Тонни и Анники, что у школьни­ков бывают Рождественские каникулы, Пеппи самой захо­телось познать радость этого события. Но чтобы отправиться на Рождественские каникулы, надо ходить в школу, учить уроки. Так Пеппи и оказалась в классе. На вопросы учителя она отвечала вопросом, обращалась к учительнице на «ты» вопреки существующему этикету. Пеппи поняла, что в шко­ле ей делать нечего, заела скука, что ей интереснее привыч­ное общение с лошадью и господином Нильсоном…

Есть и у нас, в невымышленной школе, где я учусь, зло­стные прогульщики, к ним у меня отношение отрицательное, а вот с Пеппи мне хотелось бы дружить. К Пеппи у меня светлые чувства. И не потому что она весёлая, неунываю­щая, не зависит от общественного мнения. В ней живёт доб­рота. Чего стоит эпизод с золотым колокольчиком, который Пеппи решила подарить учительнице. Учительница сказа­ла, что не может принять такой дорогой подарок. А Пеппи ответила с тонким юмором: «…ты должна принять мой по­дарок! А то я завтра опять приду в школу, а это никому не доставит удовольствия».

Но, видимо, общение с Пеппи доставляло удовольствие. Когда она вскочила на свою лошадь, намереваясь покинуть школьный двор, ученики окружили девочку, пытались по­трогать лошадь. Чувствовалось, что им жалко расставать­ся с Пеппи. А могли бы мы вот так, по-доброму, окружить уже взаправдашнего ученика, узнав, что он хочет в очеред­ной раз прогулять уроки?

Хоть Пеппи и литературный герой, она в числе моих под­руг. Мне кажется, что без этой смешной и неунывающей де­вочки моя жизнь была бы намного беднее.