«Молчалины блаженствуют на свете»? В комедии Грибоедова «Горе от ума» Молчалина характери­зуют так: «на всех глупцов похож»; «целый день играет, молчит, когда его бранят». Нам показан мелкий чиновник, старающийся угодить «всем людям без изъятья», проводящий свое время со старичками для того,

чтобы его заметили и отличили, молчали­вый и покорный со своим начальником, робкий и покорный с Со­фьей, которая его любит, дерзкий и нахальный с горничной; че­ловек, умеющий подладиться под другого, приноровиться к об­стоятельствам. Он услужлив, «в нем Загорецкий не умрет». Он может вовремя успокоить рассерженную даму, предложив ей партию в карты; как говорит про него Чацкий: «Там моську во­время погладит, тут впору карточку вотрет!»

Однако цель жизни Молчалина вовсе не в угождении всем людям. Это всего лишь средство для достижения главной цели.

Он хочет быть знатным, богатым, принятым в «высшем свете», он любит легкую, веселую жизнь, жизнь без забот и тревог. Он считает, что все должны стремиться к той же цели, потому без сомнений предлагает Чацкому: «Ну, право, что бы вам в Москве у нас служить? И награждения брать, и весело пожить?» И очень удивлен ответом Чацкого на его предложение. Он вовсе «не ви­дит преступленья» в том, на что так яростно обрушивается Чац­кий. Молчалин берет пример с людей, которые благодаря своему умению приспосабливаться долго держатся на своих местах. О них он говорит с благоговейным почтением и восторгом: «Вот сам Фома Фомич, знаком он вам?.. При трех министрах был на­чальник отделенья»… Если же кто-либо обладает обширными родственными связями, если среди его родственников много лю­дей, признанных в обществе «людьми с весом», то таких он прос­то боготворит. Например, Татьяна Юрьевна. Как он говорит о ней! Вот его слова: «Татьяна Юрьевна!!! Известная, — притом чиновные и должностные ей все друзья и все родные». Интересы Молчалина ограничены тем, чтобы набить себе желудок и мош­ну, ничего не делая, иметь высокий пост, ездить ва балы и празд­ники. Он уважает людей не за их ум, честность, знания, душу, а за друзей, занимающих высокий пост и, следовательно, могу­щих быть полезными, за то, что они богаты, имеют теплое мес­течко, дают богатые балы. К Молчалину можво применить фра­зу, сказанную Львом Толстым в романе «Война и мир»: «Для лакея нет великого человека, у лакея свое понятие о величии». Такие люди, как Молчалин, обычно достигают того, к чему стремятся. Они оказываются в милости при дворе и приняты в высшем све­те. Как дядя Фамусова, который падал для увеселения «их вели­чества». «Зато, бывало, в вист кто чаще приглашен? Кто слышит при дворе приветливое слово? Максим Петрович! Шутка! В чины выводит кто и пенсии дает? Максим Петрович».

Да, Молчалины достигали и достигают многого. Почему же Чацкий не захотел стать таким же, как все? Таким же Молчали- ным? Везде хорошо принятым, обласканным «высшим светом»? Ведь он имел гораздо больше шансов и возможностей успеть при дворе, чем Молчалин. Но Чацкий признавал «служенье делу, а не лицам». Он умел глубоко чувствовать, любить, он мыслил, мечтал (не о приглашении на бал к Татьяне Юрьевне!). Молчали­ну ничего из этого дано не было. Чацкий понимал, что Молчалин — бедный человек. Он обокрал сам себя, все свои помыслы, чувст­ва, желания направив на достижение материального благополу­чия. Он и любить не может. Он барышню любит по должности, горничную — от скуки. Человек, который не знает и не хочет знать никакой другой жизни, кроме светских развлечений, — несчастный человек. Зная все это, Чацкий не мог стать Молчали- ным. Он любил дело и любил веселье, но делал то и другое хорошо и никогда не смешивал эти вещи. Вот его ответ на предложение Молчалина о службе в Москве: «Когда в делах — я от веселий прячусь, когда дурачиться — дурачусь, а смешивать два эти ре­месла есть тьма искусников, я не из их числа».

И все-таки Молчалины могут быть счастливы. Запросы их на­столько малы, что они вполне удовлетворяются материальной стороной жизни. Им, может быть, недоступны высокие идеалы и радости Чацкого, но они их и не требуют. Это бедные люди, обо­кравшие сами себя, но они этого не сознают, они об этом просто не думают и поэтому счастливы. Они несчастны с точки зрения ацкого, который не смог бы жить, как они, но они счастливы, потому что нельзя быть несчастным оттого, что нечто тебе недо­ступно, если ты об этом «нечто» даже не подозреваешь. И хотя счастье их мелочно, они счастливы, потому что им не надо боль­шего.

Но люди, которые мыслят и чувствуют, не должны да и не могут быть счастливы таким счастьем. Эти люди стремятся к вы­соким идеалам и целям, живут мечтой и осуществляют мечту.

Счастье их в деле, в идее, в мечте. И именно они наполняют жизнь всех людей высоким смыслом и светом.