«Могучий образ» в поэме. Образы сильных людей, бунтарей и прометеев, враждующих с «небом и землей», долгие годы владели творческим воображением М.Ю. Лермонтова. В поэме «Сказка для детей» он признается:

Мой юный ум, бывало, возмущал

Могучий образ; меж иных видений,

Как царь, немой и гордый, он сиял

Такой волшебно-сладкой красотою,

Что было страшно…

«Могучим образам» Лермонтов посвятил более десяти произ­ведений, лучшее из которых — поэма «Демон» по праву может счи­таться вершиной романтической поэзии XIX века.

В «Демоне» отразился мучительный опыт самого поэта, за ко­торый он заплатил годами страданий, а страдание для зрелого Лер­монтова — это мера внутренней ценности личности. Оно, по его мнению, играет очищающую, искупительную роль. Эта идея и была воплощена в поэме, начатой в 1829 году. Было несколько редак­ций этого произведения (последняя редакция относится в 1839 г.), которые отражали изменения в художественном сознании самого Лермонтова. В этот период жизни в центре внимания поэта нахо­дится личность одинокого героя, его сложный духовный мир, но не среда, в которой он живет. Творческому замыслу соответствует и манера повествования. Лирическое, субъективное начало про­низывает все произведение, важное место в поэме занимает испо­ведь главного героя.

Праведный гнев Демона зарождался «на несгораемом костре немыслимой любви», в познании мира и страстей человеческих. В шестой редакции поэт нашел окончательное место действия — Кавказ, а сюжет оказался погруженным в атмосферу народных преданий и был обогащен деталями быта и этнографии.

В основу поэмы положена легенда о Прометее, который был проклят богами и обречен на вечную борьбу со светом и добром. Однако Лермонтов наделил этот миф совершенно иным смыслом. Его герой не враг человечества, не возмутитель спокойствия — он жертва несправедливости. Низвергнутый с небес, он не стал сво­им среди людей. Он оказался между двух миров: «Ни день, ни ночь — ни мрак, ни свет!.,». Образ Демона возвышенный и чело­вечный, наделенный страстью, сильной волей, внутренними про­тиворечиями, в нем заложено начало отрицания зла. В. Г. Белин­ский писал, что Демон «отрицает для утверждения, разрушает для созидания… Это демон движения, вечного обновления, вечного возрождения…»

Герой мечтает о гармонии и справедливости, и страдает от не­возможности достичь их. Здесь автор проводит мысль о недоступ­ности гармонии вообще, о вечном разъединении света и тьмы, неба и земли, ангелов и демонов. Тамара пробудила в сердце Демона надежду:

И вновь постигну/! он святыню

Любви, добра и красоты!..

Был ли то «признак возрождения»? Пришла ли «жизни новой… желанная пора»? Но, так или иначе, Демон получил меру ценнос­ти своихдеяний. Он возненавидел свою власть и бессмертие, и уже готов отказаться от свободы в одиночестве, ради «радости земной».

Он действительно искренне полюбил Тамару, у него не было мысли искушать ее. Мы видим, как с «неясным трепетом ожида­нья» входит он к Тамаре. Однако здесь его ждет новая несправед­ливость:

Вместо сладкого привета Раздался тягостный укор…

Демон снова невиновен, но обвинен.

И не имеет возможности для объяснения. На фоне этого

Вновь в душе его проснулся Старинной ненависти яд,

и он вступает в борьбу за душу Тамары уже не ради любви, а чтобы доказать свое превосходство над Ангелом. Так терпит крушение начинающееся перерождение героя.

По своему философско-этическому содержанию образ Тама­ры равновелик образу Демона. Автор наделил ее той полнотой пе­реживаний, которая исчезла в современном мире; любовь ее са­моотверженна и соединена с искупительным страданием. Поэто­му, погубив Тамару, Демон не только наказан безысходным одино­чеством, но и побежден в самый момент своей мнимой победы — так как его жертва возвысилась над ним.

Этот последний этап эволюции замысла был связан с общей переоценкой индивидуалистической идеи, затронувшей все твор­чество Лермонтова конца 30-х гг. Справедливость невозможна в мире, основанном на борьбе противоположностей. Примирить добро со злом, любовь с ненавистью, ложь с правдой не в силах даже Демон, при всем своем могуществе.

Ангел побеждает, но при этом он признает мысль своего со­перника о торжестве зла на земле, доказывая тем самым правоту сомнений Демона. Неизбежность начала отрицания заключена и в последних словах поэмы:

…Вечный ропот человека

Их вечный мир не возмутит.

Таким образом, победа Ангела — это и победа Демона. Но Де­мон остался существом бунтующим и страдающим; в его моноло­гах звучит отрицание существующего миропорядка, и его голос сливается с голосом автора. Жизнь человека бессмысленна, опус­тошена, обесценена —такой приговор вынесен Лермонтовым сво­ему времени, своему народу.

Поэт на основе древнего мифа представил извечную трагедию мира, поэтому своим содержанием и эстетической глубиной по­эма «Демон» увлекала и продолжает увлекать многие поколения.