МОЕ ОТНОШЕНИЕ К ПОСТУПКУ. Стоимость человеческой жизни определяется тем, что в ней считается самым важным, что представляет наибольшую ценность. В поэме М. Ю. Лермонтова «Песня про… удалого купца Калашни­кова» мы встречаемся с двумя непохожими взглядами на жизнь, двумя совершенно разными людьми. Один из них — честный и достойный, удачливый купец и уважаемый соседями хозяин, рабо­тящий и верный муж Степан Парамонович Калашников. В его молодую красавицу жену Алену Дмитревну влюбился любимый царский опричник Кирибеевич. Это человек совсем иных прин­ципов. Думая только о себе, он без всяких угрызений совести го­тов поломать чужую жизнь и счастье, разрушить семью и навлечь позор на голову своей любимой. Да и можно ли здесь говорить о возвышенном чувстве, если Кирибеевич, сумев подстеречь Алену Дмитревну вечером на улице, на глазах у всех болтливых соседей предлагает ей наряды и драгоценности в обмен на ее любовь?! Од­нако наглость и вседозволенность не сходят с рук эгоистичному ухажеру. За честь и доброе имя жены и собственной семьи вступа­ется сам Степан Калашников. Без раздумий готов он вызвать на смертный бой обидчика, заранее зная, что в случае победы навле­чет на себя гнев самого царя. Однако ничто не может остановить храброго купца, стремящегося отстоять справедливость.

Услышав имя соперника и его обвинения, задрожал Кирибее­вич, побледнел, но деваться-то уже некуда: раз вышел — нужно биться. И проиграл эту битву хвастливый опричник, пораженный могучим ударом Калашникова.

Еще раз доказал купец свою честность и порядочность, при­знавшись разгневанному смертью любимого бойца царю, что умыш­ленно убил Кирибеевича, однако причины не стал объяснять. Этим благородным поступком он сохранил в тайне бесчестное поведение опричника и защитил от сплетен и недомолвок доброе имя своей жены. Однако решение царя было однозначным. Гордо и достойно взошел Калашников на плаху, оставшись в памяти знавших его людей примером чести, благородства и глубокой порядочности:

Пройдет старый человек — перекрестится, пройдет молодец — приосанится, пройдет девица — пригорюнится.