Мир Сергея Есенина
“Большое видится на расстояньи” – писал Сергей Есенин. И в самом деле, чем дальше уходит время, тем крупнее и ярче вырисовывается его поэтическая фигура. Как-то Маяковский сказал, что будет считать свое творчество законченным,

если ему удастся написать песню. Не марш, не гимн, а именно песню. Ту, которую бы подхватили, запели. Есенин весь, насквозь, песенный. Его стихи мелодичны изнутри, наполнены звуками, ритмами, мотивами родной Рязанщины;
В саду горит костер рябины красной,
Но никого не может он сгореть…-
писал Есенин.
Рябину любил Пушкин, “Красною кистыо// Рябина зажглась” в поэзии Марины Цветаевой… Согретые есенинским “рябиновым костром”, мы как бы заглянули в сад русской поэзии.
Я хочу верить в лучшее…
Тепля свечку вечерней звезды.
Во что же верил Есенин? Не из биографии, a из его стихов, которые – сплошной лирический дневник, узнаем об этом.
Все встречаю, все приемлю.
Рад и счастлив душу вынуть… ( 19.14)
Полюбил я мир и вечность,
Как родительский очаг… (1917)
Буду петь, буду петь, буду петь!
Не обижу ни козы, ни зайца.
Если можно о чем скорбеть.
Значит, можно чему улыбаться. (1919)
Будь же ты вовек благословенно.
Что пришло процвесть и умереть (1921)
На земле, мне близкой и любимой.
Эту жизнь за все благодарю. (1923)
“Земным”, простым, нежным и печальным перелетает перед нами в этих строчках Есенин. Он не “космичен”, как Блок; не “глыбисто-громаден”, как Маяковский; не изысканно-рафинирован, как Северянин; не строго академичен, как Брюсов; не “экспериментален’”, как Хлебников… Живое, пульсирующее тепло есенинской поэзии согревает нас. Поэту все хочется принят, примирить, благословить… Не отсюда ли утверждающе-страстное Буду петь, буду петь, буду петь!
Умом Есенин понимал “каменное и стальное”, но сердцем…
И теперь, когда вот новым светом И моей коснулась жизнь судьбы,
Все равно остался я по эго м Золотой бревенчатой избы. (1925)
Отсюда и “крестьянский уклон”, с которым он принял революцию. От¬сюда и тревога за землю как за таковую. В его творчестве, пожалуй, впервые всерьез поставлены “экологические проблемы”.
Есенин – сам частица той природы, которую боготворил; “Эти волосы взял.я у ржи”…
А незабываемые есенинские образы?
Словно белою косынкой
Повязалася сосна…
Ивы, кроткие монашки…
…глаз осення усталость.
Это ведь тоже – у ржи. Темы, интонации, сюжеты – все от березовой, ситцевой Руси. И в этом несложно убедиться, если внимательно почитать стихи Есенина.
Незатихающей болью отозвалась в душе поэта мысль, что его поэзия новой – советской – Руси не нужна.
С горы идет крестьянский комсомол,
И под гармонику, наяривая рьяно,
Поют агитки Бедного Демьяна,
Веселым криком оглашая дол. (1924)
Все чаще в поздних стихах Есенина, словно контрастируя с “веселым криком”, звучит тихий напев пропитого – дома, деда, матери.
Милая, добрая, старая, нежная…
Между прочим, столько нежных слов, сколько сказал поэт своей матери, он не говорил, пожалуй, ни одной из тех женщин, которых любил.
Пусть стуится над твоей избушкой
Тот вечерний несказанный свет.
Материнский дом – некий символ, с одной стороны, деревни, а с другой Родины. Он. наверное, мог бы спасти поэта в тот хмурый декабрьский вечер 25-го года, не дать погаснуть, как свече, его песне…