Мир иллюзий
Публика сразу и безоговорочно приняла замечательную пьесу М. Горького “На дне”. Этот невероятный успех можно объяснить глубиной идейного содержания, освещением острых социальных вопросов в этой пьесе, героями которой впервые в литературе и в драматургии стали босяки
— в том виде, в каком изобразил их Горький. “На дне” жизни мы встречаемся не с жалкими и бесполезными, никчемными людьми, какими их привыкли изображать, а с людьми гордыми, имеющими определенную философию, с насмешкой относящимися к эксплуататорам типа хозяина ночлежки Костылева, часто обладающими хорошими природными задатками. Но босяки Горького — это все- таки люди, опустившиеся на самое “дно” под угрозой социальных нерешенных проблем, неравенства, несправедливости. Люди, казалось бы, всем своим образом жизни обреченные на страдания.
Некоторые из героев пьесы не всегда принадлежали миру отверженных, у которых отнята вера в лучшую жизнь, человеческое достоинство. Теперь все самое ценное у них сосредоточено в прошлом, в воспоминаниях, им есть куда, оглянуться. Так, например, спившийся Актер мечтает вылечиться и снова посвятить жизнь искусству. Барону не дает покоя память о его прошлом богатстве. Клещ — единственный из всех обитателей ночлежки, ищущий выход в труде, он еще не смирился с тем, что стал неотъемлемой частью “дна”, и хочет поскорее вырваться отсюда. Сатин — умный человек, образованный, вероятно, раньше у него была более содержательная жизнь, но теперь он тоже — один из опустившихся.
Но многие герои пьесы не имеют ни в памяти, ни в сердце ничего светлого, доброго при возвращении к прошлому. Кажется, что жизнь вора Васьки Пепла, проститутки Насти, даже сестры хозяйки Наташи всегда была такой же безрадостной, суровой, ужасной, как сейчас. Однако всякому человеку очень трудно жить на свете без веры, и поэтому босяки знакомой нам ночлежки ищут надежду и утешение в иллюзиях о возможном будущем. И здесь одну из определяющих ролей играет странник, прохожий старичок Лука. Кто он, откуда появился — никто не знает. Но он старается по-своему помочь героям пьесы, поддерживает в них надежды и этим на время лечит душевные раны собеседников, подбирая свой ключик к сердцу каждого.
Лука верит в человека, утверждает, что “человек все может… лишь бы захотел”. Ему же принадлежат слова: “Все ищут люди, все хотят — как лучше… Они — найдут! Они — придумают! Помогать только надо им… уважать надо…” Я не согласна с тем, что гуманизм Луки — пассивный, реакционный. Он сумел реально помочь многим людям задуматься о своей жизни, о том, что так быть не должно, подвигнул их к поиску выхода, поддержал их надежду. Никому кроме него не было дела до умирающей Анны, которую он сумел утешить и успокоить перед смертью — а разве есть что-то важнее в последние минуты жизни? Лука указал вору Ваське Пеплу, инстинктивно тянущемуся к чистоте и честности, сложный, но верный путь — нужно было лишь решиться пойти по нему. Да и Актер после бесед с Лукой уж если и не нашел бы свою иллюзорную бесплатную лечебницу для алкоголиков, но смог бы взяться за себя, усилием воли воздержаться от пьянства (и мы видим, что частично это ему удалось) и вернуться в искусство, начать жить заново. Но сам Лука не сумел бы (да и не собирался) начать, решиться, сделать все это за обездоленных героев, а сами они оказались слабыми людьми, и поэтому трагический конец для многих оказался неизбежным, т. е. “ложь” Луки всем “навредила”. На самом же деле, я думаю, причина трагедии в том, что Актер не поверил в себя, в свои силы, а, как на костыль, опирался на мечту о больнице, забыв, что лечение было лишь ступенькой к возвращению в искусство. Васька Пепел очень долго думал и решался, решился ли он до конца? А ведь у него была возможность уйти и одному начать новую жизнь, достичь чего-то и лишь потом вернуться за Наташей. Получилось же все по-другому: Актер повесился, Наташу из-за ревности обварила и сделала калекой злая сестра Василиса, влюбленная в Пепла, сам Васька случайно, не рассчитав силы, убивает старика Костылева и попадает в тюрьму.
И в то же время я согласна с замечательными словами Сатина: “Ложь — религия рабов и хозяев. Правда — бог свободного человека”. Многие герои пьесы не смогли не лгать самим себе — и это стало для них настоящей трагедией. Мне кажется, что найти выход даже из самого трудного положения может лишь человек, реально оценивающий свои силы и способности, видящий цель перед собой и никогда не старающийся обмануть себя, чтобы закрыть глаза на сложность и запутанность пути.