«МИЛЬОН ТЕРЗАНИЙ» ЧАЦКОГО. А. С. Грибоедов вошел в русскую литературу как автор одного произве­дения. Его комеДию «Горе от ума» трудно переоценить. Пьеса Грибоедо­ва останется современной и животре­пещущей до тех пор, пока из нашей жизни не исчезнут карьеризм, чинопо­читание, сплетни, пока в нашем обще­стве будут господствовать жажда на­живы, стремление жить за счет других, а не собственным трудом, пока будут процветать охотники угождать и при­служиваться.

Все это вечное несовершенство лю­дей и мира великолепно описано в бес­смертной комедии. Грибоедов создает целую галерею отрицательных образов: Фамусов, Молчалин, Репетилов, Скало­зуб… В них сосредоточены все негатив­ные стороны человеческой натуры.

И такому «обществу» в одиночку про­тивостоит главный герой комедии — Александр Андреевич Чацкий. Он при­ехал в Москву, «из дальних странствий возвратясь», только ради Софьи, сво­ей возлюбленной. Но, вернувшись в некогда родной и любимый дом, он обнаруживает очень сильные переме­ны: Софья холодна, высокомерна, раз­дражительна, она больше не любит Чацкого.

Пытаясь найти ответ на свое чувство, главный герой взывает к прежней люб­ви, которая до его отъезда была вза­имной, но все напрасно. Все его по­пытки вернуть прежнюю Софью терпят поражение. На все пылкие речи и вос­поминания героя Софья отвечает: «Ре­бячество!».

Итак, налицо любовная драма, но она перестает быть узко личной, пере­растая в столкновение влюбленного человека и всего фамусовского обще­ства. Главный герой один выступает против армии старых «воинов», начи­ная нескончаемую борьбу за новую жизнь и за свою любовь.

Первое столкновение — с самим Фа­мусовым. Хозяин дома признает пра­вильными идеалы «века минувшего»; и образец для него — дядюшка:

Максим Петрович: он не то на серебре,

На золоте едал; сто человек к услугам.

Совершенно ясно, что и сам Фаму­сов не отказался бы от такой жизни, потому он и не понимает Чацкого, тре­бующего «службы делу, а не лицам».

Любовный и социальный конфликты комедии сливаются в единое целое. Личная драма героя осложнена отно­шением общества к нему, а общест­венная — личными отношениями. Это изматывает Чацкого, и в результате его жизнь превращается в «мильон терзаний».

Состояние неопределенности при­водит героя в неистовство. В начале действия он спокоен и уверен в себе: Нет, нынче свет уж не таков…

Вольнее всякий дышит

И не спешит вписаться в полк шутов,

У покровителей зевать на потолок.

Явиться помолчать, пошаркать, пообедать,

Подставить стул, поднесть платок.

Но в монологе на балу в доме Фаму­сова уже совершенно очевидно, что у Чацкого «ум с сердцем не в ладу». Образ главного героя очень трагичен: весь его монолог — следствие несча­стной любви и неприятия обществом тех мыслей и чувств, тех убеждений, которые Чацкий отстаивает с таким пылом.

Чацкий не только не опровергает слухи о своем сумасшествии, но все­ми силами, казалось бы, подтверж­дает их, ведь все его поведение, все поступки противоречат «здравому смыслу», правилам, принятым в об­ществе:

Вы правы, из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами час побыть успеет,

Подышит воздухом одним,

И в ком рассудок уцелеет…

Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок,

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету

Где оскорбленному есть чувству уголок!

Герой переживает трагедию непони­мания, но ведь все его монологи обра­щены к «московским бабушкам», заве­домо не способным оценить остроту ума обличителя. Он не боится гово­рить все всем в глаза и справедливо обвиняет представителей фамусов- ской Москвы во лжи, ханжестве, лице­мерии. И пускай Чацкий не понят, пус­кай расточал свой пыл перед недо­стойными, но не быть молчалиным в обществе льстецов и лицемеров, всту­пить в открытое противостояние бук­вально со всеми — поступок, заслужи­вающий уважения.