“Маленький человек” в рассказах и пьесах А. П. Чехова. Маленький и большой человек. Как сравнить, можно ли вообще сравнивать людей? Как измерить величину одного и другого в этом “бушующем мире?” И не вниманием ли к “маленькому человеку”, к обычному человеку обделена наша сегодняшняя жизнь? И не об этом ли твердит нам в течение уже стольких лет слово Пушкина, Гоголя, Достоевского, Чехова?..

Гоголь призывал полюбить и пожалеть “маленького человека”, каков он есть. Достоевский — увидеть в нем личность. А Чехов… Чехов все ставит с ног на голову, он ищет виновного не в государстве, а в самом человеке. Такой абсолютно новый подход дает совершенно неожиданные результаты: причина унижения маленького человека — он сам. Особенно новый поворот старой темы дан в рассказе “Смерть чиновника”. Об этом говорят многие детали рассказа. Во-первых, это рассказ комический и высмеивается в нем как раз сам чиновник. Впервые Чехов предлагает посмеяться над “маленьким человеком”, но не над его бедностью, нищетой, трусостью. Смех оборачивается трагедией, когда мы, наконец, понимаем, какова натура и каковы жизненные принципы этого чиновника. Чехов говорит нам о том, что истинное наслаждение Червяков находит в унижении. В конце рассказа обиженным оказывается сам генерал, а умирающего Червякова совсем не жаль.
Исследуя жизненный случай, произошедший с его героем,Чехов приходит к выводу: Червяков — это холоп по натуре Л мне так и хочется добавить к этим словам: не человек, а пре смыкающееся. Именно в этой черте, как мне кажется, Чехов и видит самое настоящее зло. Это смерть не человека, а прямо- таки какого-то червяка: Червяков умирает не от страха и не от того, что его могли бы заподозрить в нежелании пресмыкаться (генерал же простил его), а от того, что его лишили этой сладости пресмыкания, как будто лишили любимого дела.
Опустился, превратился в ограниченного мещанина и “маленький человек” Беликов, герой рассказа “Человек в футляре”. Беликов боится действительной жизни и стремится спрятаться от нее. По-моему,-он — несчастнейший человек, отказывающий себе во всех радостях. Однако он отравляет жизнь не только Себе, но и окружающим. Ему ясны только циркуляры, запрещавшие что-нибудь, а всякие позволения вызывают у него сомнения и страх: “Как бы чего не вышло”. Он угнетает всех учителей своими “футлярными соображениями”, под его влиянием в городе стали бояться всего: люди боятся громко говорить, знакомиться, читать книги, боятся помогать бедным, учить грамоте.
И в этом опасность Беликовых для общества: они душат все живое. В беликовщине воплотились косность, стремление остановить жизнь, окутать все паутиной мещанства.
Свой идеал Беликов мог найти, лишь уйдя из жизни. И он уходит, и только лишь в гробу его лицо приобретает выражение приятное, кроткое, даже веселое, как будто Беликов радуется, что попал в футляр, из которого уже не надо никогда выбираться.
Беликов умер, но его смерть не избавила город от беликовщи- ны. Жизнь осталась такой же, как была, — “не запрещенная циркулярно, но и не разрешенная вполне”.
А если вспомнить доктора Старцева? В начале жизненного пути у молодого доктора разнообразные интересы, свойственные интеллигентному молодому человеку. Он чувствует красоту природы, интересуется искусством, литературой, ищет сближения с людьми, он может любить, волноваться, мечтать. Но постепенно Старцев утрачивает все человеческое, духовно опускается и замыкается в своем мирке, в котором теперь важны лишь деньги, карты да сытый ужин.
Что привело Старцева к этому? Чехов утверждает: обывательская среда, пошлая и ничтожная, губит лучшее, что есть в человеке, если в самом человеке нет некоего “противоядия” и внутреннего осознанного протеста. История Старцева заставляет нас задуматься над тем, что превращает человека в духовного урода. По-моему, страшнее всего в жизни — падение личности в трясину обывательщины и пошлого мещанства.
Чехов увидел в своих героях зло, которое неискоренимо, и порождает новое зло: холопы рождают господ.
Между тем у Чехова зреет потребность в широких социальных обобщениях, он стремится изобразить настроение, быт целых классов, слоев общества. Нужен был жанр, который давал бы такую-возможность. Этим жанром явилась для Чехова драма. В первой пьесе “Иванов” писатель снова обращается к теме “маленького человека”. В центре пьесы — трагический надлом интеллигента, строившего большие жизненные планы и в бессилии склонившегося перед препятствиями, которые ставил перед ним строй жизни. Иванов — это “маленький человек”, в мире “надорвавшийся”, и из увлекающегося, деятельного работника превратившийся п больного, внутренне надломленного неудачника.
И далее, в пьесах “Дядя Ваня”, “Три сестры”, основной конфликт развивается в столкновении морально чистых, светлых личностей с миром обывателей, с их жадностью, пошлостью, грубым цинизмом. И вроде бы пошлость, олицетворенная в Наталье Ивановне и штабс-капитане Соленом, одерживает победу над чистыми, чуткими людьми…
А есть ли люди, идущие на смену этим, увязшим в нечистых житейских делах? Есть! Это Аня и Петя Трофимов из пьесы “Вишневый сад” А. Чехова. Ведь не все “маленькие люди” превращаются в ограниченных и мелких людишек, появлялись из среды “маленьких людей” и разночинцы-демократы, дети которых становились революционерами. Как можно догадаться, Петя Трофимов, “вечный студент”, принадлежит к студенческому движению, которое приобрело в те годы большой размах. Петя не случайно несколько месяцев скрывался у Раневской. Этот молодой человек умен, горд, честен. Он знает, в каком тяжелом положении живет народ, и думает, что это положение можно исправить только непрерывным трудом. Трофимов живет верой в светлое будущее Родины, но четких путей изменения жизни общества Петя пока еще не видит. Образ этого героя довольно противоречив, впрочем, как и большинство чеховских образов. Трофимов считает любовь ненужным в настоящий момент занятием. “Я выше любви”, — говорит он Ане. Петя гордится своим пренебрежением к деньгам, ему не обидно прозвище “облезлый барин”. Петя Трофимов оказывает большое влияние на формирование жизненных взглядов Ани, дочери Раневской Она непосредствен на, искренна и красива в своих чувствах и настроениях. Мы воспринимаем Петю и Аню как новых, прогрессивных людей.
И с этой верой в новое и лучшее так хочется сказать, что человек не должен быть маленьким. И зоркий глаз художника Чехова, подмечая лицемерие, тупость, ограниченность людей, видел и другое — красоту хорошего человека: “Боже мой, как богата Россия хорошими людьми!” Таков, например, доктор Дымов, герой рассказа “Попрыгунья”, человек, который живет для счастья других, скромный врач, с добрым сердцем, красивый душой. Дымов умирает, спасая от болезни чужого ребенка.
И мне остается только пожелать: пусть стремление оставаться хорошим человеком никогда не иссякает в каждом из нас. Разве не этого так хотел великий и бессмертный Чехов? И разве не об этом, признаемся себе откровенно, мечтаем и мы, люди сегодняшнего дня?