Любовь, даже неразделённая, есть великое счастье.Передо мной повесть А. И. Куприна «Гранатовый браслет». Закрыта последняя страница, а я не могу оторваться от книги. В 17 лет никто, наверное, не остаётся равнодушным, когда речь идёт о любви. Каждый мечтает встретить на своём жизненном пути любовь верную, преданную, сильную и… возвышенную.

Какая она, возвышенная любовь? Я думаю, это такое прекрас­ное, бескорыстное чувство, когда любимый человек кажется не­земным, идеальным, когда не принимаются во внимание никакие трезвые расчёты, не ставятся никакие условия.

Но всегда ли такое чувство делает счастливым того, кто его испытывает? Это трудный вопрос, и ответить на него нелегко. Ведь возвышенная любовь может быть и неразделённой. Вспоминают­ся пушкинские «На холмах Ерузии», «Я Вас любил…», письмо Та­тьяны Лариной Онегину…

И вот «Гранатовый браслет» — рассказ о трагедии человека, по­любившего безответно, и о его великом счастье. В этой мысли я не вижу противоречия — ведь всё так и было: великая трагедия и вели­кое счастье, дарованное как Божья милость, как награда судьбы.

Всё в повести просто и сложно, как в жизни. Мелкий чинов­ник, «какой-то телеграфист» со смешной фамилией Желтков, лю­бит сиятельную даму, княгиню Веру Николаевну Шейну.

Встретил он её ещё в юности, когда всё представляется возмож­ным и достижимым. Вот и поверил молодой человек, что прекрас­ная девушка заметит его, оценит, полюбит, и стал писать ей письма, которые только раздражали высокомерную красавицу.

Затем она вышла замуж, стала светской дамой, княгиней. Ка­залось бы, здравый смысл должен был подсказать Желткову, что о ней надо забыть. Но разве влюблённый, вернее, беззаветно и безответно любящий, может помнить о здравом смысле?

Долгих семь лет скромный телеграфист обожает прекрасную кня­гиню издалека, не решаясь даже подойти к ней, отказавшись от своих нелепых в её глазах и ненужных ей посланий, оставшись одиноким.

Разве это счастье? А ведь он не чувствует себя несчастным че­ловеком. Годы безответной любви преобразили его, научили тонко чувствовать, откликаться на красоту мира, на прекрасную музыку.

Человек вырос духовно и осознал это, почувствовал, что стал возвышеннее, чище, лучше. Столько такта, вкуса, истинного пре­клонения перед любимой в его необычном подарке, что даже муж княгини не может отказать ему в сочувствии и уважении.

Ас каким достоинством держится он во время визита неждан­ных и нежеланных гостей, князя Шейна и брата Веры Николаев­ны. Это достоинство не позволяет им проявить по отношению к нему высокомерие и развязность.

Перед нами новый человек. Он уже не смешон со своей неле­пой, как кажется окружающим, любовью, а трагичен, и он ни о чём не жалеет, не хочет для себя другой судьбы. Любовь вдох­нула в него новую душу, и никогда уже он не сможет опуститься до мелочности и пошлости.

В его душе звучит трагическая и прекрасная музыка гениаль­ной бетховенской сонаты. Она и утешает, и вдохновляет, и воз­носит над миром.

Предсмертное письмо Желткова Вере Николаевне — это вол­нующее, трогательное стихотворение в прозе. Оно показывает, что в сердце «маленького человека» горит яркое, очищающее пламя. Любимая отказала ему даже в смиренной просьбе позволить ос­таться в одном городе с нею. Её муж и брат требуют от него «ис­чезнуть из жизни их семьи». Выполнить это требование и жить для него невозможно.

Значит, остаётся одно — смерть. Но он не опускается до упре­ков, его душа наполняется прощением и примирением. Каждая строчка прощального письма дышит великой любовью, обожани­ем, счастьем быть способным на такую любовь:

«Я бесконечно благодарен Вам только за то, что Вы существу­ете… Это любовь, которою Богу было угодно за что-то меня воз­наградить.

Уходя, я в восторге говорю: «Да святится имя Твоё».

В свои предсмертные часы он счастлив, что может отдать лю­бимой и душу, и жизнь, что ему было даровано испытать «насто­ящую, самоотверженную, истинную любовь».

О таком прекрасном, бескорыстном чувстве, о счастье, любя, ничего не требовать для себя писал великий Пушкин.

Я думаю, что готовность отдавать, возвыситься до самопожер­твования есть великое счастье настоящей, возвышенной Любви. Так, мне кажется, понимал это счастье А. И. Куприн, создавший «Гранатовый браслет», бессмертную поэму в прозе, прославля­ющую истинную любовь, которая возвышает человека и делает его счастливым, даже если эта любовь неразделённая.