Лермонтов понимает любовь к родине истинно, свято и разумно.

Н. А. Добролюбов

«Люблю отчизну Я…»Любовь к родине — тема многих стихотворений поэта («Жалоба-турка», «Поле Бородина», «Бородино», «Два великана» и т. д.). Чувство родины, родной земли никогда не покидало его. Уже в 1830 году в стихотворении «Булевар» он противопоставляет народ светской черни. С того же времени начинается его увлечение русскими народными песнями, в которых, по его словам, «верно, больше поэзии, чем во всей французской словесности».

В стихотворении «Бородино» любовь к родине выражается через восторженное восприятие одной из величайших побед русского народа. Поэт чувствует гордость за славное историческое прошлое своей страны, своего народа. Задыхаясь в тяжелой, мрачной атмосфере, он помнит о былом России, ее славе, о тех, кто принес победу. И он напоминает о ней своим современникам, которые превратились в «презренных рабов власти»:

Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!

Истинно высокая любовь к родине заставляла Лермонтова не только восхищаться ее героическим прошлым, не только грустить о ней, но и негодовать, возмущаться ее положением сумрачной «страны рабов». Почти одновременно были написаны два этих творения, в которых выражены чувства поэта-изгнанника в момент отъезда в ссылку. Но если в стихотворении «Тучи» прощание с родиной вызывает тоску и боль разлуки, то в стихотворении «Прощай, немытая Россия» слышатся гнев, осуждение, боль. Конечно, «немытая Россия» — образ прежде всего эмоциональный. Он передает горечь поэта и за страну, отданную во власть «голубых мундиров», и за «послушный им народ», не проснувшийся от рабства. Это смелый вызов, обличающий самодержавную Россию. Вызов — в дерзости, с какой поэт говорит о своем отношении к правящей России, в откровенности обличения.

Самодержавие стремилось как можно дольше сохранить «темной старины заветные преданья», чтобы держать народ в кабале. Лермонтов против тех поэтов, которые в своих произведениях прославляли самодержавно-крепостническую Россию, считали, что сила и величие страны в религиозности и «смирении» русского народа. Его любовь совсем иная.

В небольшом задушевном стихотворении «Родина» раскрывается высокий патриотизм поэта. Свою любовь к родине Лермонтов называет «странной» потому, что он любит ее народ, ее природу, но ненавидит «страну господ». Равнодушен поэт к воинской славе, к величавому покою государства и даже к его прошлому. Светлый образ России народной проходит перед нами: любит он «проселочным путем скакать в телеге», любит «дрожащие огни печальных деревень», любит «дымок спаленной жнивы, в степи кочующий обоз». Ему дороги и милы

Ее степей холодное молчанье,

Ее лесов безбрежных колыханье,

Разливы рек ее, подобные морям.

При виде редкого довольства и простого веселья трудолюбивых крестьян поэта охватывает чувство радости, незнакомое и непонятное «патриотам» из высшего общества:

С отрадой, многим незнакомой,

Я вижу полное гумно,

Избу, покрытую соломой,

С резными ставнями окно.

«Музыка и пляска» маскарадного бала («Как часто пестрою юл пою окружен») вызывают в душе поэта «горечь и злость». Он видит, как во сне, «образы бездушные людей», слышит «шепот затверженных речей». Ему хочется смутить холодную веселость их  железным своим стихом».

Не «темная старина», не ее «заветные преданья» притягивали Лермонтова. «…Она вся в настоящем и будущем», — пишет он о России незадолго до своей гибели. Лермонтов мечтал о будущем, о свободном и гордом человеке, который был бы тесно связан со своей страной. Эта его «тайная дума», которая проходит через все пюрчество, помогает читателям всех поколений узнать и понять Лермонтова.