Лопахин — “тонкая, нежная душа” или “хищный зверь”? Пьеса “Вишневый сад” была написана Чеховым в 1903 году, когда в России назревали большие общественные перемены. Дворянство терпело крах, появился новый класс — буржуазия, представителем которой в пьесе и является Ермолай Лопахин.

Чехов настойчиво подчеркивал значение и сложность этого образа: “… роль Лопахина центральная. Если она не удастся, то, значит, и вся пьеса провалится”.
Лопахин стал новым хозяином вишневого сада, он является символом настоящего России. Какое же оно, это настоящее?
Отец Лопахина был “мужиком” — “на деревне в лавке торговал”. И о себе Ермолай говорит так: “Только что вот богатый, денег много, а ежели подумать и разобраться, то
мужик мужиком”.
Любовь к труду этот герой, видимо, унаследовал от предков, и всего в жизни добился сам. Его капитал — не наследственный, а заработанный. Деятельный и активный, Лопахин во всем привык полагаться на свои силы. У него, действительно, “тонкая, нежная душа”, он умеет чувствовать красоту: его искренне восхищает сад, “прекраснее которого нет ничего на свете”, цветущее маковое поле. И в то же время вполне понятен его восторг по поводу выгодной продажи мака.
Лопахина нельзя считать злодеем, пробравшимся со злым умыслом в благородное семейство. На самом деле он глубоко порядочен и искренне привязан к Раневской, сделавшей для него когда-то много доброго: “… Вы, собственно вы, сделали для меня когда-то так много, что я … люблю вас, как родную … больше, чем родную…” Именно поэтому он хочет спасти Раневскую и Гаева от разорения, пытается научить их, призывает к действию и, видя как безвольны эти люди, не способны решать даже мелкие бытовые проблемы, иногда приходит в отчаяние.
Как и Раневская, Лопахин привязан к этому дому, саду, но привязанность эта совершенно иного свойства, чем воспоминания обо всем хорошем в жизни. Отец и дед Лопахина были крепостными “рабами” в доме, где “их не пускали даже на кухню”. Став хозяином имения, Ермолай горд и счастлив, ему хочется, чтобы его предки порадовались за него из-за того, что “их Ермолай, битый, малограмотный Ермолай, который зимой босиком бегал”, сумел продвинуться в жизни.
Лопахин мечтает о том, чтобы скорее “изменилась как- нибудь наша нескладная, несчастливая жизнь”, и готов уничтожить ужасную память о прошлом. Но в этом случае его деловитость вытравляет в нем духовность, и он сам это понимает: не может читать книги — засыпает, не умеет разобраться со своей любовью. Спасая вишневый сад, он вырубает его, чтобы сдавать землю в аренду дачникам, и красота умирает в его руках. Ему даже не хватает такта дождаться отъезда бывших хозяев.
По всему видно, что Лопахин ощущает себя хозяином жизни, но автор явно не на стороне человека, безжалостно рубящего топором стволы прекрасных деревьев.
Мне кажется, что образ Лопахина неоднозначен, его нельзя назвать ни исключительно “хищным зверем”, ни только лишь обладателем “тонкой, нежной души”. Эти качества характера соединяются в нем, обусловленные нелегким переходным периодом в общественной жизни России. Но противоречия образа Лопахина как раз и составляют интерес и драматизм нового типа людей — хозяев России в настоящем Чехова.