Я человек не новый, что скрывать,

Остался в прошлом я одной ногою,

Стремясь догнать «стальную рать»,

Скольжу и падаю другою.

С.     Есенин

ЛИРИКА СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА. «Вся моя автобиография — в стихах», — писал Есенин. Чем крупнее художник, чем масштабнее его творчество, чем само­бытнее талант, тем труднее современни­кам полностью оценить его вклад в духов­ную жизнь нации. В более поздних стихах Есенин, как бы подводя итоги своей твор­ческой деятельности, писал: «Мое село лишь тем и будет знаменито, что здесь когда-то баба родила российского скан­дального пиита».

Есенин прожил всего тридцать лет, но след, оставленный им в поэзии, неиз­гладим. Богата талантами русская земля. Родился Есенин в Константинове, где про­шли его детские годы, а затем и годы юно­сти, здесь он написал свои первые стихи. К вершинам поэзии Сергей Есенин под­нялся из глубин народной жизни. Мир на­родно-поэтических образов окружал его с детских лет. Вся красота родного края с годами отобразилась в стихах, полных любви к русской земле:

О Русь — малиновое поле,

И синь, упавшая в реку,

Люблю до радости и боли

Твою озерную тоску.

Боли и невзгоды крестьянской Руси, ее радости и надежды — все это отражено в поэзии Сергея Есенина. «Моя лирика, — не без гордости говорил Есенин, — жива одной большой любовью, любовью к Ро­дине. Чувство Родины — основное в моем творчестве».

Край любимый! Сердцу снятся

Скирды солнца в водах лонных,

Я хотел бы затеряться В зеленях твоих стозвонных, — писал поэт. Такие строки, на мой взгляд, могут родиться только в душе истинного художника, для которого Родина — это жизнь.

Дед Есенина, «яркая личность, широкая натура», по словам поэта, имел прекрас­ную память и знал наизусть множество на­родных песен и частушек. Сам Есенин хо­рошо знал русский фольклор, который изучал не по книгам. Мать Есенина знала множество песен, которые Есенин вспо­минал не раз. Есенин знал песни, как ред­ко кто их знал, он любил их — грустные и веселые, старинные и современные. Песни, сказания, поговорки — на этом воспитывался Сергей Есенин. В его тетрадях было записано около четырех тысяч миниатюрных шедевров.

С течением времени талант Есенина на­бирал силу. Войти в литературный мир Есенину помог Блок, перед которым он преклонялся. Блок написал своему другу

С.  Городецкому письмо с просьбой по­мочь молодому таланту. В своем дневнике Блок писал: «Стихи свежие, чистые, голо­систые. Давно не испытывал такого на­слаждения». Позже стихи Сергея Есенина начали печатать столичные журналы: Мечтатель сельский — я в столице Стал первокласснейший поэт.

Один из рецензентов сказал о ранних стихах поэта: «Усталый, пресыщенный го­рожанин, читая стихи Есенина, приобща­ется к забытому аромату полей, чем-то радостным веет от его поэзии».

Началась первая мировая война. Всем сердцем, всей душой поэт предан Родине и своему народу в эти долгие годы горя и печали:

Ой ты, Русь, моя родина кроткая,

Лишь к тебе я любовь берегу. Стихотворение «Русь» — замечательное и знаменитое произведение, это художе­ственное кредо поэта. По настроению «Русь» чем-то перекликается с блоковски­ми скорбными раздумьями о Родине: Россия, нищая Россия,

Мне избы серые твои,

Твои мне песни ветровые,

Как слезы первые любви!

Время творчества Есенина — время кру­тых поворотов в истории России. Он пи­сал в автобиографии: «Революцию я при­нял, но с крестьянским уклоном». Иначе и не могло быть. Есенин не просто лирик, это поэт большого ума, глубоких фило­софских размышлений. Драматизм его мироощущения, его напряженные поиски истины, ошибки и слабости — все это гра­ни огромного таланта, но, изучая его твор­ческий путь, можно смело сказать, что Есенин всегда был верен себе в глав­ном — в стремлении постичь сложную судьбу своего народа.

Полтора года, проведенные поэтом за границей, были исключительным перио­дом в его жизни: он не писал стихов, ничто не вдохновляло поэта вдали от родного края. Именно там возник замысел траге­дийной поэмы «Черный человек». Это по­следнее поэтическое произведение Есе­нина. После возвращения из-за границы Есенин посещает родные края. Ему груст­но, ему кажется, что народ не помнит о нем, что в деревне произошли огромные перемены, но в какую сторону, он опреде­лить не мог. Поэт пишет:

Вот так страна! Какого ж я рожна

Орал, что я с народом дружен.

Моя поэзия здесь больше не нужна,

И сам я здесь ни капельки не нужен.

С горы идет крестьянский комсомол,

Наяривая под гармошку рьяно,

Поют агитки Бедного Демьяна,

Веселым криком оглашая дол.

Долгие годы в школе изучали поэзию Демьяна Бедного, Лебедева-Кумача, но молодежь не знала Ходасевича, талантли­вого от Бога, в школьные учебники не включали лирику Есенина, ложно обвиняя его в безыдейности, лучших поэтов вы­черкивали из литературы.

Но они живы, их стихи читают, любят, им верят. Есенин «кровью чувств» писал свои стихи. Растрачивая себя, он рано сгорел сам, его поэзия — это его судьба.

Еще раньше в стихотворении «Устал я жить в родном краю» он предрекает свое будущее:

Устал я жить в родном краю В тоске по гречневым просторам,

Покину хижину мою,

Уйду бродягою и вором…

А месяц будет плыть и плыть,

Роняя весла по озерам…

И Русь все также будет жить,

Плясать и плакать у забора.

В поэзии последующих лет все чаще звучит мотив грусти, сожаления о растра­ченных силах, от его поэзии веет какой-то безысходностью. В «Черном человеке» он » пишет трагические строки:

Друг мой, друг мой,

Я очень и очень болен.

Сам не знаю, откуда взялась эта боль.

То ли ветер свистит

Над пустым и безлюдным полем,

То ль, как рощу в сентябрь,

Осыпает мозги алкоголь.

Это не минутная слабость поэта, это яс­ное понимание, что жизнь его подходит к концу. Недавно в нашей прессе промельк­нуло сообщение о том, что Есенин не по­кончил жизнь самоубийством, что его уби­ли, потому что он оказывал большое влия­ние на умы русского народа. Вопрос спорней, но строки «В этой жизни умереть не ново, но и жизнь, конечно, не новей» го­ворят о том, что он устал бороться с окру­жающей действительностью.

Мне бы хотелось закончить свое сочине­ние строками из его стихотворения «Мы теперь уходим понемногу…». Его слова — это дань Родине, потомкам:

Много дум я в тишине продумал,

Много песен про себя сложил,

И на этой на земле угрюмой

Счастлив тем, что я дышал и жил.