Личность и государство в романе Е. И. Замятина «Мы». Роман Евгения Ивановича Замятина «Мы» напи­сан в 1921 г., в сложное для нашей страны время. Россия прощается со старым миром и строит новую жизнь. Замятин в своей антиутопии рисует будущее мрачными красками. Описывая общество, где покло­нение всему техническому и математическому дове­дено до абсурда, он стремится предупредить людей о том, что технический прогресс без соответствую­щих нравственных законов может принести страш­ный вред.

В его Едином Государстве, несмотря на высокий уровень развития науки и техники, искажены обще­человеческие понятия о добре и зле, отрицается твор­ческое начало в человеке, ценность человеческой личности.

Автор показывает нам государство, представляю­щее собой огромный слаженный механизм, который работает в точном соответствии с расписанием, за­программированным Скрижиталью. Автор показы­вает читателям не государство, с которое состоит из личностей, а государство, где человек лишь только часть государства. Люди в этом обществе это мел­кие винтики, на которых держится вся конструкция Единого Государства. Все эти винтики лишены чело­веческого «я», и это автор подчеркивает тем, что не да­ет героям своего романа имен.

Замятин показал ужасную ситуацию, когда отно­шение к человеку как к «одному из» вызывает обес­ценивание человеческой жизни. Нужно вспомнить эпизод, в котором гибнут люди при испытании Инте­грала. Отношение строителей Интеграла к погиб­шим людям: зачем беречь кого-то одного, когда он та­кой же, как все, и легко заменяется другим. Обезли­чивание людей привело к тому, что все жители Еди­ного Государства похожи друг на друга.

Замятин изображает в своем романе государство, в котором решены все проблемы. Здесь все сыты, оде­ты, у каждого есть свое жилье, все имеют работу. По­корены и подчинены человеку все природные сти­хии. К тому же государство освободило человека от необходимости принимать решения, делать выбор, тем самым сняв с него тяжелейшую ношу человечес­кого существования. Но людям пришлось дорого за­платить за «стопроцентное счастье», — утратой лично­сти, отказом от отцовства и материнства, потерей культуры, а главное — несвободой.

Тотальная тирания стремится подавить и разда­вить личность, но, с другой стороны, обезличивание, стремление к уравнительности в потреблении, бо­язнь принимать на себя ответственность за выбор, ненависть к ярким проявлениям человеческой инди­видуальности, нетерпимость к инакомыслию, кон­формизм создают питательную почву для проявле­ния всякого рода Благодетелей.

В этом тоталитарном государстве не привыкли считаться с мнением каждого, здесь правит Благоде­тель. Счастье здесь считают «приятно-полезной фор­мулой». Блаженство и зависть для жителей Единого Государства — «числитель и знаменатель дроби, именуемой счастьем». Тотальные слежки, пытки, казни — необходимые атрибуты Единого Государ­ства.

Можно провести параллель с тем, что происходи­ло в России. Многое из того, о чем писал Замятин, со­звучно с историей нашей страны. И, как мне кажет­ся, написание подобной книги в те трудные годы явилось великим делом, поскольку имело великую цель. Целью автора было предупредить всех мыслящих сограждан о том, что угрожает их стране, если они позволят государственной машине обезличивать лю­дей, лишать их права выбора и свободы действия.