Личная драма Софьи и ее причины. А. С. Грибоедов создал бессмертную комедию, образы которой настолько типичны, что вышли далеко за рамки одного произведения. Одним из центральных образов комедии является образ Софьи, поскольку он не только объединяет многие сюжетные линии,

но и влияет на цельность композиции всего произведения.
Мы не очень много знаем о Софье, но этого вполне достаточно, чтобы понять, почему она отвергла достойного человека, а избранником ее стал “жалчайшее созданье” Молчалин.
Софья в доме отца достаточно одинока. Ее мать давно умерла, с отцом у девушки нет теплых отношений и взаимопонимания. Всю жизнь Софью окружают чужие люди, а самые доверительные отношения у нее сложились только со служанкой Лизой.
Софья достаточно умна и самостоятельна, но перед ее глазами — множество примеров неблаговидного поведения типичных представителей фамусовского общества, которые не могут не влиять на становление ее характера. Поэтому, хотя Софья и любит читать, но читает она французские сентиментальные романы. Образы этих романов входят в ее жизнь и во многом определяют ее восприятие окружающих людей, в том числе и Молчалина. Она наделяет его выдуманными качествами, не замечая лицемерия, малодушия и трусости. Даже бедность Молчалина превращается в Софьиных глазах в преимущество, которое дает ей возможность пожертвовать собой. Таким образом, качества, подчеркивающие ограниченность и ничтожность Молчалина, Софья возводит в ранг совершенства и идеала (“уступчив, скромен, тих”, “враг дерзости”).
Тот факт, что “дружбу всех он в доме приобрел”, стал уважаемым человеком, которому многие доверяют и любят (именно за подхалимство, лесть, низкопоклонство), приобретает в глазах Софьи особый вес и значение.
Возможно, вначале в сердце девушки не было любви к этому неискреннему и хитрому человеку, но теперь она проснулась и властной рукой определяет поведение Софьи. Именно в любви раскрываются многие качества девушки, привлекающие наше внимание к ней, интерес и уважение, демонстрирующие, что, несмотря на зависимость от фамусовского общества, Софья достаточно незаурядна и самостоятельна, способна и готова бороться и отстаивать свои чувства.
Любимый человек стоит у Софьи превыше всяких интересов, затмевает весь мир:
Молчалин!.. Ведь знаете, как жизнь мне ваша дорога!
Ради него девушка готова на самопожертвование, поскольку, если связь будет открыта, общество и отец их осудят:
Да что мне до кого? до них? до всей вселенны?
Смешно? — пусть шутят их; досадно? — пусть
бранят.
Люди, даже близкие, которые каким-то образом неодобрительно отзываются о Молчалине, вызывают у Софьи неприятие, обиду, беспокойство. За “злословие” Чацкого, когда-то бывшего ее близким другом, девушка даже готова отомстить, пуская слух о его безумии.
Но вот коварство и лицемерие Молчалина раскрыты, когда он, не подозревая о присутствии Софьи, признается:
Я в Софье Павловне не вижу ничего
Завидного…
Оказывается, что не из высоких чувств и побуждений Молчалин был рядом с Софьей, а из корыстных интересов, возможности продвижения по служебной лестнице:
…любовника я принимаю вид
В угодность дочери такого человека…
Эти признания застают врасплох влюбленную девушку, но, разобравшись, что к чему, она не теряет самообладания и готова защищать свои чувства и собственное достоинство от предательства Молчалина:
Упреков, жалоб, слез моих
Не смейте ожидать, не стоите вы их…
Софье во всей полноте раскрывается ничтожная душа ее избранника и ее собственные ошибки, но она старается не уронить чести и стойко принимает удары судьбы:
Не продолжайте, я виню себя кругом…
Я думаю, что эта ошибка для Софьи не прошла бесследно, ведь то, что произошло, навлекло на голову девушки безудержный гнев отца: “Не быть тебе в Москве, и не жить тебе с людьми”. Ей обеспечено осуждение общества, возможно, и слухи о грехе и позоре. Но, самое главное, она за своими иллюзорными представлениями не рассмотрела честного, порядочного и достойного человека, готового пожертвовать жизнью ради нее. Я сочувствую Софье, но не жалею ее, ведь произошедшее с ней — хоть горький, но опыт, которым она может правильно воспользоваться в дальнейшей жизни.