Л. Н. Андреев о пьесе «На дне». В пьесе «На дне» с большой силой и непревзойден­ным художественным мастерством показаны те ужасные условия жизни, которые толкают на дно ее, в яму. И тогда человек перестает быть человеком. Да разве ж это люди обитают в омерзительной ночлежке Костылева? Они утратили все человеческое, потеря­ли даже облик человека, превратились в жалких, ни­кому не нужных существователей.

Конечно, во многом они сами виноваты в том, что с ними случилось: у них не хватило твердости или умения бороться с судьбой, желания трудиться, пре­одолевать трудности.

Но виноваты и социальные условия. Это была эпо­ха быстрого обогащения одних и обнищания других, эпоха, когда рушились остатки вековых устоев. В каждой загубленной судьбе мы видим сплав общест- венных и личных проблем.

Но даже и здесь, на дне жизни, действуют свои не­умолимые волчьи законы. Здесь свои короли и под­властные, эксплуататоры и эксплуатируемые, хозяе­ва и работники.

А ведь это люди, которые знали когда-то и другую жизнь. И поэтому полна страстных мечтаний о бу­дущем Наташа, думает о светлых чувствах Настя, ве­рит в свою мечту больной и опустившийся Актер. У них только и осталось в жизни, что вера.Законы общества преследуют человека от рожде­ния до смерти, от царских чертогов до вонючей ноч­
лежки. Только в последних все гораздо обнаженнее, а отношения более дикие. И в этом обвинение строю и обществу! Жизнь здесь для нормального человека хуже каторги. Она толкает людей на преступления, черствость, бесчестность. Ворует Васька Пепел, уми­рает в страшных муках Анна, идет на самое ужасное в жизни Настя, окончательно спивается Актер. Они уже не поднимутся.

«У нас нет имени! Даже собаки имеют клички, а мы нет!» — с горьким чувством восклицает Актер. И в этом возгласе — нестерпимая обида человека, вы­брошенного за борт жизни. У них отняли все, у этих забытых людей, но не смогли отнять веры в лучшее. Этим качеством с избытком обладал сам Горький, на­делял он им и своих героев.

Странник Лука, появляющийся в пьесе, сумел за­ронить и зажечь в сердце каждого искру надежды и мечты.

Но после ухода Луки еще тяжелее стала жизнь ночлежников. Люди эти так изломаны, что им уж не­чего ждать. И надежда, оброненная Лукой, лишь разбередила их раны. Поманил странник, а дороги не показал.

Раздавлены мечты Клеща о лучшем времени, и в ре­зультате мы видим его падшим крайне низко: «Ни­когда уже он не выберется отсюда». И читателю ста­новится не по себе от этих слов.

Пьеса Горького утверждает: продолжать так жить невозможно!