«Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви?..». Отвлечемся на миг от сатирической структуры романа. За­будем про могущественного Воланда и его соратников, про та­инственные происшествия, грянувшие на Москву, пропустим прекрасную вставную «поэму» о Понтии Пилате и Иисусе из Назарета. Просеем роман, оставив бытовую реальность.

Начинающий писатель пишет историческую повесть рели­гиозного содержания. В то же время он знакомится с Маргари­той и они влюбляются друг в друга. Скромный, почти нищенский быт и яркие чувства. И творчество.

Наконец плоды этого творчества доведены до литературной общественности столицы. Той самой общественности, которая устраивала травлю самого Булгакова: кто из зависти к его та­ланту, кто по наущению «компетентных органов». Реакция естественна — ушаты грязи, замаскированной под «доброже­лательную» критику.

У Мастера депрессия. Его помещают в психоневрологиче­скую больницу. Маргарита в полном отчаянии, она готова про­дать душу дьяволу, чтоб вернуть любимого.

Вот такая, типичная для того жестокого времени, простень­кая история. Все остальное — воображение. Воображение, во­площенное в реальность. Исполнение желаний.

И совсем не странно, что справедливость восстанавливает не дедушКа Бог, а черные силы, низвергнутые с небес, но остав­шиеся ангелами. Те, кто чтит светлого мученика Иешуа, кто может оценить высокие чувства и высокий талант. Не стран­но, потому что Россией уже правят « нечистые » самого низкого пошиба.

Именно Любовь к Мастеру озаряет дорогу, ведущую Марга­риту к Воланду. Именно Любовь вызывает уважение Воланда и его свиты к этой женщине. Перед Любовью бессильны самые темные силы — они или подчиняются ей, или уступают ей до­рогу.

Реальность жестока, чтоб воссоединиться душами, надо по­кинуть тела. Маргарита с радостью, как обузу, как старое бе­лье, сбрасывает тело, оставляя его гнойным выродкам, управляющим Москвой. Усатым и безусым, партийным и бес­партийным.

Теперь она свободна!

Любопытно, что Маргарита «появляется» лишь во второй части. И сразу следует глава 20: «Крем Азазелло». Помните — «Крем легко мазался и, как показалось Маргарите, тут же ис­парялся…». Тут особенно ярко проявляется мечта писателя о свободе. Сатира перерастает в аллегорию. Поступки Маргари- ты-ведьмы отчасти мстительны, они выражают брезгливое от­ношение Булгакова к тем приспособленцам, которые заняли теплые места в писательской мастерской, к литературным приспособленцам. Тут можно найти сходство с «Театральным романом» — прототипы, осмеянные Булгаковым, среди писа­телей и среди театралов конкретны и давно установлены.

Начиная с двадцатой главы, фантасмагория нарастает, но тема любви звучит все сильней, а Маргарита уже не просто влюбленная женщина, она — королева. И она пользуется ко­ролевским саном, чтоб прощать и миловать. Не забывая о глав­ном — о Мастере.

Чтоб освободиться, следует выпить яд. Как не усмотреть идентичность трагедии Шекспира и романа Булгакова. И там и тут влюбленные выпивают отраву и умирают в объятьях друг друга.

Но это не единственное сходство романа. Мастеру «пример­но 38 лет» — Булгакову было 38 лет к маю 1929 года, к момен­ту завершения первой редакции книги. Как и Мастер, Булгаков сжег первую редакцию романа «Мастер и Маргари­та».

Автобиография? Мечта о свободе?..

Булгаков преподносит нам уроки смелости, мудрости, пре­дупреждения об опасности философии насилия. Он учит нас бороться за свои идеалы, за право любить и ненавидеть.

В отличие от Платонова, Замятина, Пильняка, художник не испытывал восторга перед Октябрьской революцией. Его осмысление этого события явно не совпадало с общей идеоло­гической тенденцией. Он увидел издержки революционного движения значительно раньше собратьев по перу. Сущность писательской концепции сводилась к неприятию насилия над природой, человеком, историей. Отвергая принципы так на­зываемого революционного гуманизма, Булгаков ставил себя в оппозицию по отношению к официальной идеологии. Худо­жественный идеал писателя вмещал в себя представления о высоконравственной личности, существующей вне социаль­ных законов конкретной эпохи. О личности свободной, способ­ной на высокие чувства.

И, кроме всего прочего, о любви. Не зря вторая часть романа начинается со слов: «За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!

За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе та­кую любовь!»