Кто был автором «Слова о полку Игореве». Гениальный общий литературный памятник русского, украин­ского, белорусского народов — «Слово о полку Игореве» был открыт случайно в 1795 году собирателем русских древностей Мусиным-Пушкиным. Высокие художественные достоинства «Слова» послужили поводом к тому, что некоторые учёные усомнились в подлинности поэмы, считали её подделкой. Пос­ле того как было найдено произведение более позднего периода «Задонщина» с явным влиянием «Слова», подлинность поэмы была доказана. Исследованием «Слова» занимался и А. С. Пуш­кин. Он знал весь текст наизусть, любил и ценил. На одном из диспутов в Московском университете Пушкин горячо и страст­но отстаивал неподдельность поэмы. Размышляя об истории нашей словесности, Пушкин писал: «За нами тёмная степь — и на ней возвышается единственный памятник». Этой одинокой вершиной явилась героическая поэма «Слово о полку Итореве», написанная в конце XII века. Вместе с открытием «Слова» воз­ник вопрос об авторе произведения. К сожалению, история не сохранила нам имени автора «Слова», но текст поэмы даёт нам возможность представить себе, каким был этот человек.

Автором «Слова» мог быть певец-сказитель. «Слово» начинается с зачина, где он вспоминает знаменитого древнего певца Бояна. «Ве­щий Боян» пел славу героям и, увлекаясь и фантазируя, «растекался мыслию по древу, серым волком по земле, сизым орлом под облака­ми». Новый певец обещает рассказать о печальных событиях по- иному, он не слагает славу своему герою, а повествует о жизни Руси на протяжении нескольких десятилетий — «от Старого Владимира до нынешнего Игоря». Он тонкий знаток поэзии, замечательный ху­дожник «Слова». Он вводит в текст лирические отступления, раскры­вая в них свои собственные мысли и чувства. Удачно соединяет их с изображением событий и характеров. С большим мастерством при­меняет средства устной народной поэзии. Рассказ о том, как испол­нял свои песни прославленный Боян, расцвечивает отрицательным сравнением: «Боян же, братие, не десять соколов на стадо лебедей пускал, а свои вещие персты на живые струны возлагал». Как под­линный народный поэт древнего времени, автор «Слова» отвлечен­ные понятия представляет как бы живыми существами: «Завопила Карна, и скорбная Жля поскакала по русской земле, раскидывая огни в пламенном роге». Наряду с точными эпитетами — серый волк, чистое поле, чёрный ворон — встречаются метафорические: желез­ные полки, золотое слово и т. д. Битва изображается в символиче­ских картинах то посева, то свадебного пира, то молотьбы.

Богатством и разнообразием отличаются в поэме интонации автора и его героев. Речь Игоря эмоциональна, близка к разго­ворной: «Лучше быть убитыми, чем полонёнными». Искренна и задушевна речь Всеволода: «Один брат, один свет светлый ты, Игорь! Оба мы Святославичи».

Пушкин, восхищаясь красотой «Слова», считал, что ни в од­ном произведении XVIII века нет «столько поэзии, сколь находится в плаче Ярославны, в описании битвы и бегства» Игоря.

Автором «Слова», безусловно, был участник похода, который убеждён, что выступать против степных кочевников надо не мел­кими отрядами — пусть даже очень храбрыми! — а объединёнными силами. Свою тревогу автор передаёт через олицетворения окружа­ющей природы. Почему «солнце тьмою застилало ему путь; ночь стонала грозою»? Нарастают зловещие признаки: «хищные птицы сторожат по дубам, ожидая кровавой добычи; волки накликают по оврагам грозу». Усиливают тревогу восклицания: «Русская земля! Ты уже за холмом!» Он подробно описывает дружину Игоря и Всево­лода, в бою она «ищет себе чести, а князю — славы». Как былин­ный герой Илья Муромец, самозабвенно и доблестно бьётся Все­волод с половцами. Он — «ярый тур» — символ мужества.

Автор, явный противник княжеских усобиц и поборник мира, с горестью вспоминает о тяжёлых Олеговых временах, когда из-за раздоров «сокращалась жизнь человеческая». В «Слове» даны кар­тины мирного труда, то жатвы, то ремесла. Противопоставляя эти картины описанию междоусобных войн и набегов половцев, автор «Слова» подчёркивает этим, что он стоит за мир, проводит идею защиты мирного труда. Он негодует на князей, которые своими усобицами нарушают этот труд и ввергают в бедствия народ.

Но прежде всего автор «Слова» был передовым человеком сво­его времени, он истинный патриот земли Русской. Основной иде­ей «Слова» является «призыв русских князей к единению как раз перед нашествием монгольских полчищ» (Маркс). Начиная с XI и до конца XII века, когда было написано «Слово», Русь страдала от двух основных бедствий: княжеские междоусобицы и набеги по­ловцев. Чтобы защитить Русскую землю, необходимо было объеди­нить усилия и дать решительный бой половцам. «Если мы не пре­кратим междоусобий, — говорил Владимир Мономах, — то погиб­нет земля Русская и враги наши, половцы, возьмут землю Русскую». Избрав основной темой своего произведения неудачный поход Игоря против половцев, автор показал, к чему приводят вражда князей и разобщенные действия против внешних врагов.

Неспроста повествование начинается со сборов в поход и ха­рактеристики князей и дружины. Автор «Слова» желает располо­жить читателя к своему герою — решительному и самоотвержен­ному Игорю. Он укрепил свой ум, заострил сердце мужеством и, исполненный ратного духа, повёл свои храбрые полки на зем­лю половецкую за землю Русскую. Не останавливает его и сол­нечное затмение — дурное предзнаменование, сулившее неудачу. Ни минуты не колеблясь, он призывает дружину: «Братия и дру­жина! Сядем, братия, на своих борзых коней, да посмотрим сине­го Дона». Личные качества Игоря привлекают к нему симпатии и князей, и дружины, и автора «Слова». Он мужественно отража­ет атаки половцев, а когда видит своего брата в беде в пылу сра­жения, «Игорь заворачивает полки: ведь жаль ему милого брата Всеволода». Отвага, храбрость, воинская честь отличают Всеволо­да даже в большей степени, чем Игоря. Всеволод прежде всего воин. Он сразу, не обдумывая, откликается на призыв брата: «Седлай, брат, своих борзых коней, а мои уже готовы, осёдланы». Он — настоя­щий воин-дружинник, воспитавший свою дружину в боевом духе; «А мои куряне — опытные воины: под трубами пелёнаны, под шле­мами взлелеяны, с конца копья вскормлены». Храбры «русичи», храбры их князья, но они терпят страшное поражение. Своим обо­собленным выступлением Игорь открыл дорогу половцам на Русь.

Тем самым причинил много бед, стал виновником смерти многих. Всё произведение пронизано большой любовью автора к Русской земле, которая и печалится, и радуется вместе со своими героями. «И застонал, братья, Киев от горя, а Чернигов от напастей. Тоска разлилась по Русской земле».

В уста киевского князя Святослава вложил автор свою завет­ную мысль о том, что во имя Родины должны быть забыты все распри, личные обиды, жажда личной славы. «Грозный и вели­кий» Святослав в борьбе с кочевниками «притоптал холмы и ов­раги, возмутил реки и озёра, иссушил потоки и болота». Ему, не знающему поражений, поют славу и порицают князя Игоря, ко­торый погубил богатство на дне Каялы, реки половецкой, рус­ского золота насыпал, то есть погубил русских воинов.

В «золотом слове», произнесённом на совете, старший князь осуждает своевольный поступок Игоря и Всеволода: «Рано вы начали сокрушать мечами землю половецкую, а себе славы искать». Он готов сплотить под знамёнами Киева всех русских князей и призывает вступить «в золотые стремена за обиду сего времени, за землю Русскую, за раны Игоря, храброго Святославича».

Передовые взгляды, выдающийся ум и горячая любовь к ро­дине помогли автору создать бессмертное произведение, которое сделало бессмертным и самого поэта, потому что бессмертие че­ловека в его делах.