Крылов-баснописец. Русская журнальная сатира XVIII в. нашла свое достойное заверше­ние в периодических изданиях И.А. Крылова. Девиз Кантемира, одного из извеснейших поэтов того века — «в стихах смеюсь, а в сердце злонравно  плачу»  —   был сохранен и будущим баснописцем. За период своего  творчества Крылов испробовал много различных литературных жанров, даже сочинял пьесы (преимущественно комедии, комедийные оперы). Это сыграло заметную роль в его творческом росте — в пьесах оттачивалось мастерство диалога, создание характеров, необходимые для будущего басенного жанра. Недаром современники молодого Крылова спорили, что «баснь — это малая комедия».

Именно в баснях полностью раскрывается сатирический талант Крылова. Как считают исследователи, басня совмещает в себе элемен­ты лирики, эпоса и драмы. Аллегорическая форма басни обеспечивала неоднозначность ее понимания, что очень способствовало в борьбе с цензурой, но, с другой стороны, широта трактовки смысла басни позво­лила ей просуществовать до наших времен, но смысл, повод, по которо­му она была написана, зачастую утрачивается.

Басня «Кукушка и Петух» была написана по вполне конкретному случаю. Когда она была опубликована в сборнике, рядом поместили карикатуру на писателей Ф. Булгарина и Н. Греча, очень хваливших друг друга в печати. В наше время мы можем узнать это только от исследо­вателей творчества Крылова, и воспринимаем басню как в своем роде житейскую мудрость:

За что же, не боясь греха,

Кукушка хвалит Петуха?

За то, что хвалит он Кукушку.

В.Г. Белинский писал о Крылове, что он, «как гениальный человек, инстинктивно угадал эстетические законы басни» и «создал русскую бас­ню». Что же навело критика на такие, столь хвалебные, высказывания?

На то время самым известным баснописцем был И.И. Дмитриев. Основной традицией написания басен тогда была традиция классициз­ма или сентиментализма. Но Крылов отступил от нее, он сделал ее мо­раль насущной, не абстрактной, жизненно актуальной.

Его особенность в том, что он не читает нотаций, не поучает, а на­блюдает и предоставляет читателю самому расценивать его наблюдения. Каждая басня — это своего рода нравственный суд над теми или иными видами порока. Хотя мы четко угадываем мнение автора, басня объек­тивна: Крылов не дает оценок своим персонажам, он их просто показы­вает.

Многие исследователи считают, что благодаря яркости и живости изображения (ведь каждый персонаж обладает своим собственным язы­ком) басни Крылова можно рассматривать в качестве начала реализма в русском литературном творчестве.

И.А. Крылов был самым читаемым автором того века. Почему? Потому, что он в легкой и ироничной форме указывал на общечелове­ческие недостатки и пороки, но показывал их с точки зрения именно русского человека, с его характером и складом ума. «Его притчи — дос­тояние народное и составляют книгу мудрости самого народа», — писал Н.В. Гоголь.

Можно выделить и еще одну особенность крыловских басен. Они имеют значительное сходство с народными сказками, их герои — волки, лисицы, медведи, орлы — воспринимаются читателем так же, как и ге­рои сказок: как маски реальных образов и типажей.

Множество в баснях Крылова элементов фольклора. Так, в них не­редко встречаются постоянные эпитеты, такие как «лето красное», «поле чистое», «сыра земля».

Он очень часто искусно вплетает в ткань басни народные посло­вицы и поговорки: «Хоть видит око, да зуб неймет», «Бедность не по­рок», «Не плюй в колодец – пригодится воды напиться». Но помимо этого огромное число собственно авторских афоризмов вошли в раз­ряд крылатых выражений. Афоризмом чаще всего становится, конеч­но, мораль басни: «А Васька слушает да ест», «А Ларчик просто откры­вался», « Ай, Моська! знать, она сильна, что лает на Слона!» и многие другие. Иногда им становится само название басни: «Тришкин каф­тан», «Демьянова уха». То есть отдельные фразы становятся символа­ми, приобретают аллегорический характер, что и является основной частицей структуры басни.

На торжественном праздновании столетия Крылова в 1868 г. преос­вященный Макарий произнес такие слова в его адрес: «Говорил то, что может говорить человек самого здравого смысла, практический мудрец, и в особенности мудрец русский… Он завещал любовь, безграничную любовь ко всему отечественному, к нашему родному слову, к нашей родной стране и ко всем началам нашей народной жизни…».