Конфликт двух мировоззрений. Особенностью романа Тургенева «Отцы и дети» является то, что в нем нет ни завязки, ни развязки. Не существует также строго обдуманного плана. Зато здесь есть типы и характеры, а также картины и сце­ны. Однако самое главное, что делает это произведение особенным, — это глубоко выстраданное отношение писателя к раскрытым здесь явлениям действитель­ности. Тургенев пытается, с одной стороны, правди­во отобразить точку зрения двух поколений, их ми­роощущение, мечтания, надежды, противодействия друг с другом.

С другой стороны, автор дает понять, что не так сильно отличаются «дети» от «отцов», как хотелось бы младшему поколению. Так, к примеру, если рас­смотреть характеры Павла Кирсанова и Базарова, то, как ни удивительно, можно обнаружить много обще­го. И тот и другой не находят своего предназначения в этой жизни. Каждый рьяно защищает свою точку зрения, даже не потрудившись прислушаться к мне­нию другого. Ни тот, ни другой не приносят обще­ству какой-либо реальной пользы. Хоть Базаров и упрекает Павла Петровича в бездействии, сам же не готовится в будущем к какой-либо обществен­но-полезной деятельности.

Павел Петрович Кирсанов презирает Базарова, назы­вая его теорию лишь прикрытием для людей, не желаю­щих тратить силы на изучение наук: «Прежде нужно было учиться; а теперь им стоит сказать, что все на свете вздор, — и дело в шляпе; прежде они просто бы­ли болваны, а теперь они вдруг стали нигилисты».

На протяжении повествования неразделимая про: пасть, разделяющая носителей разных мировоззре­ний, постепенно сходит на нет. И герои, которые на­ходились по разные стороны баррикады (друг Базарова Аркадий Кирсанов и его отец Николай Пет­рович), убеждаются в несостоятельности как пози­ции Павла Петровича, так и убеждений Евгения. И то и другое оторвано от жизни, не способно к развитию, не призвано улучшить существующий порядок лю­дей. Споры Павла Петровича с Базаровым на поверку оказываются не чем иным, как препирательством двух неприятных друг другу людей. Нежелание при­знавать правоту оппонентов хотя бы в некоторых случаях доказывает, что эта борьба была лишь про­явлением упрямства и намерением уязвить соперника как можно сильнее.

Мы видим, как много общего и у Аркадия Кирса­нова с его отцом Николаем Петровичем. Нигилизм молодого человека — нечто наносное, убеждения Ар­кадия не выдержали ни одного испытания. Под вли­янием любимой девушки Аркадий стал мыслить практично, приземленно, он весьма скоро отказался он всех своих нигилистических воззрений. Произве­дение хорошо тем, что заставляет читателя задумать­ся не только на отвлеченные философские темы, но и о своей собственной жизни.