Комическое и трагическое. Дарование Гончарова-романиста раскрылось в «Об­ломове» во всем его богатстве, со всеми его особеннос­тями. Огромное мастерство писателя-реалиста проя­вилось в построении романа. Хотя в произведении много трагичного, но немало и комических сцен, где автор смеется во весь голос. Автор показывает нам портрет главного героя: «Это был человек среднего роста, приятной наружности, с темно-серыми глаза­ми, но с отсутствием всякой определенной идеи…». Автор изображает во всех подробностях быт героя, дает нам понять, что этот человек — нравственно по­гибающий. Но почему же один из лучших людей ро­мана, морально чистый, честный, добрый, сердечный Обломов нравственно умирает? В чем причина этой трагедии? По словам Добролюбова, Обломовка была почвой, на которой росла обломовщина. Гнусная привычка получать удовлетворение своих желаний не от своих усилий, а от других развила в нем апати­ческую неподвижность и повергла его в жалкое со­стояние нравственного раба. В этом и есть трагедия Обломова.

Кроме того, есть некоторый трагизм и в образе Штольца. Это на первый взгляд прогрессивный, поч­ти идеальный человек, но он скучен и жалок в сво­ей искусственности. В отличие от сердечного Обло­мова, автор описывает нам Штольца как некую машину: «Он был весь составлен из костей, мускулов и нервов, как … английская лошадь».

Трагична дальнейшая судьба Захара: он сделался нищим. «Все лицо его как будто прожжено было ба­гровой печатью от лба до подбородка. Нос был, сверх того, подернут синевой. Голова совсем лысая; бакен­барды были по-прежнему большие, но смятые и пере­путанные… » После смерти хозяина Захару некуда было идти, со смертью Обломова существование его слуги утратило смысл.

Но в то же время в романе есть очень много сцен, над которыми читатель смеется от всей души, нес­мотря на то, что роман был написан много лет назад. Многие из них касаются взаимоотношений Захара и Ильи Ильича. Вот, например, сцена из конца пер­вой части. В начале пятого часа Захар осторожно по­шел будить хозяина: «Илья Ильич! А, Илья Ильич!» Но храп продолжался. Когда Захар наконец дозвал­ся хозяина, тот приказал ему уйти и заснул. «Зна­ешь ты дрыхнуть! — говорил Захар, уверенный, что хозяин не слышит. — Вишь, дрыхнет, словно чур­бан осиновый!» Но Обломов услышал: «Нет, ты как сказал-то — а? как ты смеешь так — а?» Захар оп­равдывается.

Или комическая сцена в начале второй части. На обеде у Ольги Обломов, волнуясь, набрал столько печенья себе, что все гости начали поглядывать на него и ждать, как он будет его есть. Комическое в произведении не связано с сатирой. Скорее с помо­щью юмора автор добавляет душевности в восприятие читателем главных героев.

До сих пор читатели восхищаются замечательным романом Ивана Александровича Гончарова, в кото­ром неотделимые от жизни комические и трагиче­ские сцены переплетаются, создавая единую органич­ную целостность.