Комические образы и ситуации. Несмотря на то что пьеса «Вишневый сад» многи­ми современниками Чехова, в частности Станислав­ским, была воспринята как произведение трагичес­кое, сам автор считал, что «Вишневый сад» — «комедия, местами даже фарс».

«Вишневый сад» нельзя назвать трагедией, ибо герои пьесы — легкомысленная, сентиментальная Раневская, бездеятельный, не приспособленный к жизни Гаев, «проевший на леденцах все состоя­ние», Лопахин, «все могущий купить» и считающий себя «мужиком, болваном и идиотом», — неодноз­начны, противоречивы, представлены иронически, со всеми их слабостями и недостатками и не претен­дуют на то, чтобы называться особенными, титаниче­скими личностями. Судьба их, в частности судьба Раневской, которая «всегда сорила деньгами» и муж которой «умер от шампанского», не вызывает глубо­кого сочувствия и боли.

Гаев и Раневская, чье время безвозвратно уходит, чей мир рушится, когда все для них «враздробь по­шло» , не пытаются бороться за свое имение, спасти се­бя от разорения и обнищания, наконец, противостоять буржуазии, которая господствует в обществе и полу­чила власть благодаря деньгам. Герои эти стараются уйти от решения проблем, надеются, что все решится как-то само собой, легкомысленно воспринимают свое положение. Так, Раневская, когда Лопахин пы­тается объяснить ей, как сохранить имение и спасти вишневый сад, говорит, что «с ним <Лопахиным> все-таки веселее», а Гаев не предпринимает никаких решительных действий, а лишь «обещает «придумать что-нибудь».

«Вишневый сад» — пьеса эмоционально двусторон­няя, ибо в ней переплетаются и смешное и грустное, комическое оказывается сильнее. Так, герои часто плачут, но слезы являются выражением истинной печали лишь, когда Раневская говорит с Петей Тро­фимовым об утонувшем сыне, после неудавшегося разговора Вари с Лопахиным и, наконец, в финале, когда Гаев и Раневская навсегда покидают имение.

В пьесе множество фарсовых сцен, как, например, фокусы Шарлотты, промахи Епиходова, неуместные реплики Гаева («дуплет в угол», «круазе в середи­ну»), падение Пети, замечание Лопахина о том, что «Яша вылакал все шампанское»… Нередко Ранев­ская и Гаев предстают перед нами слишком оторван­ными от жизни, сентиментально-умиленными, и Ра­невская, целующая «родной шкафчик», а также Гаев, постоянно сосущий леденцы и произносящий речь «многоуважаемому шкафу», выглядят комично.

Но все это не отменяет неоднозначного, во многом грустного финала пьесы. Раневская, прощаясь с до­мом, с «нежным, прекрасным садом», прощается в то же время и со своим прошлым, со своей молодостью, своим счастьем. Ее будущее представляется печаль­ным, равно как и будущее Гаева: разоренная Ранев­ская уезжает в Париж к своему «содержанцу», а Га­ев собирается работать в банке, но, не приспособлен­ный к жизни, бездеятельный и непрактичный, он, как предсказывает Лопахин, «не усидит, ленив очень». И в то же время Аня, прощаясь со старой жизнью, ус­тремлена, как и Петя Трофимов, как и сам автор, к «яркой звезде, которая горит вдали». Таким обра­зом, в лучшее будущее, в добро, в «высшую правду и высшее счастье».