Книга, заставившая меня по-новому взглянуть на мир, на самого себя. Я с упоением прочла роман И. А. Бунина «Жизнь Арсень­ева» , книгу, которую писатель создавал одиннадцать довоенных лет, я воспринимала как живой организм. Действительно, этой книгой Бунин оставил след на земле, так как жанр художествен­ной биографии никого не оставляет равнодушным, Я не могла без восторга читать пятую ее часть: о любви, которая и по за­мыслу, и по воплощению близка к моей любимой книге расска­зов И. А. Бунина «Темные аллеи».

Трогательно, что эта бунинская вещь — самая откровенная, лирическая. Я ощутила не только лирическую прелесть этого творения, но и постоянное присутствие автора, прошедшего уже долгий жизненный путь. Разве не восхищает нозпрпт шестиде­сятилетнего человека в собственное детство и юность и тут же «скачок» в собственную старость. Ах, как хороша лириче­ская проза Бунина, в нее легко погрузиться, но из нее трудно выйти. Эта проза действительно влечет за собой. Я почувствова­ла, читая, что нельзя в этой книге пропустить ни слова, иначе рассыплется целое, нарушится слияние настоящего и прошлого, запечатленное в этом речевом потоке.

Я согласна с мнением, что герой «Жизни Арсеньева» — это как бы сам И. А. Бунин, у которого детство, юность сложились столь благоприятно и гармонично, что он только и занимался тем, что набирал духовные силы.

И я- с благодарностью вспоминала свое прекрасное детство, в котором была любима и счастлива рядом с братом и сестрой. Спасибо великое моей дорогой матери, агроному по образова­нию, которая не только подарила мне красоту мира, но первая научила меня любить творчество великого Пушкина и ощущать прелесть народной песни. Она научила, меня восторгаться пре­красными явлениями действительности, зажгла искорку в моей душе, которая не дает жить спокойно, поддерживает постоянно костерок духовности, потребности постигать прекрасное.

Я наслаждалась чтением каждой из пяти книг, это была действительно духовная, работа, которая происходила не только в герое, но и во мне, читательнице.

Дом, родители, окружающая природа; первая увиденная смерть; религия; чтение Пушкина и Гоголя, преклонение перед братом Георгием; казенщина и серость гимназии; первые влюб­ленности, стремление познать мир, первые путешествия. Мне нравится Арсеньев тем, что ему хочется «что-нибудь» выдумать и рассказать в стихах, понять и выразить что-то, происходящее в нем самом.

Пятая книга, на мой взгляд, самая важная в романе Бунина. Развитие в Арсеньеве художника показано через главное собы­тие его юности — любовь к Лике.

Интересен период творческого пробуждения Арсеньева. Из­менился его характер: он стал мужественнее, проще, добрее, спо­койнее. Идея «вечной неразлучности» с любимым человеком, высказанная героем, так дорога и близка мне, а у Арсеньева вызывала недоумение: «Неужели и впрямь мы сошлись навсег­да и так вот и будем жить до самой старости, будем, как все, иметь дом, детей?..»

Как жаль, что Лика полюбила Арсеньева по-настоящему, но он не мог оценить эту великую способность женщины. Жить только ею он не мог, — нашел цель и опору в творчестве. Осуж­даю его за то, что, опьяненный творческой свободой, герой увле­кался другими женщинами: «Я поэт, а всякое искусство, по сло­вам Гете, чувственно». Печально, что Лика все-таки не была рождена спутницей художника, которая могла бы раствориться в нем, в его жизни, в его интересах, — и постепенно их любовь стала сходить на нет. Эта женщина близка мне своей душевной красотой, верностью любимому, постоянством чувств. Лика стра­дала. Ушла от него и вскоре умерла. Любовь ушла, умерла, ос­тавшись в Арсеньеве в виде памяти: «Так нежно и хорошо я любил тебя, что лучшие минуты этого чувства останутся для меня самыми благородными и чистыми ощущениями во всей жизни».

Прочитав «Жизнь Арсеньева», лучшую книгу Бунина, я по­няла, что она стала одной из главных моих книг, незабываемых, очень духовных и красивых.