Карамзин — основатель русского сентиментализма. Принято скрывать свои сентиментальные настроения, относиться к проявлениям сентиментальности с иронией. Есть выражение: смотрит, как бедная Лиза — значит жалобно, униженно смотрит. Между тем, бед­ная Лиза — это та самая героиня романа Карамзина, любовной истори­ей которой зачитывалась русская молодежь. Книга Карамзина имела огромное влияние на русскую литературу. Белинский писал об авторе: «Он преобразовал русский язык, совлекши его с ходуль латинской кон­струкции и тяжелой славянщины и приблизив к живой, естественной, разговорной русской речи. При нем и вследствие его влияния тяжелый педантизм и школярство сменялись сентиментальностью и светскою легкостью, в которых много было странного, но которые были важным шагом вперед д ля литературы общества.»

В конце XVIII века русские дворяне пережили два крупнейших ис­торических события — крестьянское восстание под предводительством Пугачева и Французскую буржуазную революцию. Политический гнет сверху и физическое уничтожение снизу — таковы были реальности, вставшие перед русскими дворянами. В этих условиях прежние ценно­сти просвещенного дворянства претерпели глубокие перемены.

В недрах русского просветительства рождается новая философия. Рационалисты, полагавшие разум главным двигателем прогресса, пы­тались изменять мир через внедрение просвещенных понятий, но при этом забыли про конкретного человека, его живые чувства. Возникла

На этой почве зарождается литература сентиментализма, для кото­рой главное — внутренний мир человека с его нехитрыми и простыми радостями, близким дружеским обществом или природой. При этом устанавливается теснейшая связь между чувствительностью и моралью. Конфликты между простыми людьми, «чувствительными» героями и господствующей в обществе моралью достаточно остры. Они могут за­канчиваться гибелью или несчастьем героя.4*
мысль, что просвещать надо душу, сделать ее сердечной, отзывчивой на чужую боль, чужие страдания и чужие заботы. Карамзин и его сторон­ники утверждали, что путь к счастью людей и всеобщему благу — в воспитании чувств. Любовь и нежность, как бы переливаясь из чело­века в человека, превращаются в добро и милосердие. «Слезы, проли­ваемые читателями, — писал Карамзин, — текут всегда от любви к доб­ру и питают его».

В прозе типичными формами сентиментализма стали повесть и пу­тешествие. Оба жанра связаны с именем Карамзина. Образцом жанра повести для русского читателя стала «Бедная Лиза», а путешествия — его «Письма русского путешественника».

Популярность «Бедной Лизы» не ослабевала в течение нескольких десятилетий. Книга и сейчас читается с живым интересом. Повесть написана от первого лица, за которым подразумевается сам автор. Пе­ред нами рассказ-воспоминание. Герой-автор сначала подробно сооб­щает о себе, о любимых местах в Москве, которые влекут его и кото­рые он охотно посещает. Это настроение включает и романтичность («великолепная картина, особливо когда светит на нее солнце; когда вечерние лучи его пылают на бесчисленных златых куполах, на бесчис­ленных крестах, к небу возносящихся»), и пасторальность («Внизу рас­стилаются тучные, густо-зеленые, цветущие луга»), и. мрачные предчув­ствия, навеянные монастырским кладбищем и рождающие мысли о смертной доле человека.

Печальная история Лизы рассказана устами автора-героя. Вспоми­ная о семье Лизы, о патриархальном быте, Карамзин вводит знамени­тую формулу «и крестьянки любить умеют», которая по-новому освещает проблему социального неравенства. Грубость и невоспитанность душ — не всегда удел бедняков.

Карамзин с полнотой и подробностями описывает смену настрое­ний Лизы от первых признаков вспыхнувшей влюбленности до глубо­кого отчаяния и безысходного страдания, приведшего к самоубийству.

Лиза не читала никаких романов, и ей не приходилось раньше пе­реживать этого чувства даже в воображении. Поэтому сильнее и радос­тнее открывалось оно в сердце девушки при ее встрече с Эрастом. С ка­ким необыкновенным возвышенным чувством описывает автор первую встречу молодых людей, когда Лиза угощает Эраста свежим молоком. «Незнакомец выпил — и нектар из рук Гебы не мог показаться ему вкуснее”. Лиза влюбляется, но вместе с любовью приходит и страх, она бо­нн и, что гром убьет ее, как преступницу, ибо «исполнение всех жела­ний есть самое опасное искушение любви».

Карамзин намеренно уравнял Эраста и Лизу в общечеловеческом плане, — они оба натуры, способные к богатым душевным переживани­ям. Вместе с тем Карамзин не лишил героев индивидуальности. Лиза — дитя природы и патриархального воспитания. Она чиста, наивна, беско­рыстна и потому менее защищена от внешней среды и ее пороков. Ее душа открыта естественным порывам чувств и готова предаться им без размышлений. Цепь событий приводит к тому, что Эраст, проигравшись в карты, должен жениться на богатой вдове, а Лиза, покинутая и обма­нутая, бросается в пруд. Заслуга Карамзина состояла в том, что в его по­вести нет злодея, а есть обыкновенный «малый», принадлежащий к свет­скому кругу. Карамзин первым увидел этот тип молодого дворянина, в какой-то степени предшественника Евгения Онегина. «Эраст был до­вольно богатый дворянин, с изрядным умом и добрым сердцем, добрым от природы, но слабым и ветреным. Он вел рассеянную жизнь, думал только о своем удовольствии, искал его в светских забавах, но часто не находил, скучал и жаловался на судьбу свою». Доброе от природы серд­це роднит Эраста с Лизою, но в отличие от нее он получил книжное, искусственное воспитание, его мечтания безжизненны, а характер ис­порчен и нетверд.

Не снимая вины с Эраста, писатель сочувствует ему. Пороки героя коренятся не в его душе, а в нравах общества, считает Карамзин. Со­циальное и имущественное неравенство разлучает и губит хороших людей и становится препятствием для их счастья. Поэтому повесть за­канчивается умиротворяющим аккордом.

«Бедная Лиза» вызвала целую волну подражаний : «Бедная Маша» Измайлова, «Александр и Юлия» Львова, «Обольщенная Генриетта» Свечинского и множество других. Разнообразные по своему характеру, произведения эти группируются по способу выражения «чувствительно­сти». Одни авторы предпочитают раскрывать свое сердце, отвлекаясь от какого-либо сюжета. Другие, напротив, используют сюжет с множеством конфликтов и коллизий. Появились также произведения «умозритель­ные», в которых обосновывалась польза сентиментального воспитания. Примером таких сочинений служила повесть Георгиевского «Евгения, или Письма к другу». Герой пишет письма к другу, в которых сообщает, как он женился, как он и жена рассуждают о воспитании сына. Письма передают не столько внешнюю канву событий, сколько напряженную внутреннюю жизнь героя.

В 1810-е годы обнаруживаются признаки кризиса сентиментализ­ма. Появилось много подражателей и эпигонов, упростивших фило­софский смысл представлений Карамзина и его сторонников. Ложная чувствительность, выспренный и напыщенный язык усиливали недо­вольство читателей сентиментальной повестью.

Однако надо сказать, что стилистические штампы и витиеватый слог свойственны всем писателям данного направления. Проза в те годы только еще искала свой стиль. Выражение психологических со­стояний человека представляло огромную трудность из-за необрабо­танности русского литературного языка.

В этих условиях образцом для выражения эмоционального состоя­ния служил язык поэзии. Поэтому особенности языка поэзии прямо переносились в прозу, и писатели старались писать прозу так, как пи­шут стихи. Но это порождало «сладость» стиля, над которым сами же писатели иронизировали. Так. автором «массового» сентиментализма был П. Шаликов. Поэт Туманский писал о нем:

Дитя пастушеской натуры

Писатель Нуликов так сладостно поет,

Что уж пора б ему назваться без хлопот

Кондитером литературы.

Но жизнь жанра не завершилась. Что касается путешествия, вобрав­шего в себя повесть, историю, мемуары, политический очерк, бытовую сценку, то оно приобрело другие литературные формы: роман приклю­чений, роман путешествий, путевой очерк. Глубина содержания путеше­ствия определялась теперь всем духовным миром автора. Лучшие про­изведения русских писателей в жанре путешествия — «Письма русско­го офицера» Ф. Глинки, путевая публицистика В. Кюхельбекера, «Путешествие в Арзрум» А. Пушкина, «Фрегат Паллада» И. Гончарова — отвечают новым читательским ожиданиям, так как в них представле­на личность путешественника-собеседника.

Сентиментальная повесть содействовала гуманизации общества, она вызвала неподдельный интерес к человеку. Любовь, вера в спаситель­ность собственного чувства, холод и враждебность жизни, осуждение общества — со всем этим можно встретиться, если перелистать страни­цы произведений русской литературы, и не только XIX века, но и века двадцатого.