КАКИЕ МЫСЛИ ВЫЗЫВАЕТ ФИНАЛ РОМАНА И. С. ТУРГЕНЕВА. Роман «Отцы и дети» был написан в конце 50-х годов 19 века. В это время в России стали появляться люди нового типа, нигилисты-революционеры. Но их было очень мало, они не находили понимания и поддержки в народе. Тургенев в романе четко нарисовал портрет человека этого нового, про­грессивного типа, портрет Базарова. Но Иван Сергеевич заг­лянул в будущее, его герой появился слишком рано, и поэто­му в конце романа Базаров умирает.

Он умирает совершенно случайно, заразившись тифом при вскрытии трупа. Эту смерть никак нельзя было предугадать, но, благодаря ей, мы еще больше узнаем характер Базарова.

Евгений Васильевич встречает смерть спокойно, «нигилист остается верен себе до последней минуты» — это сильный характер… Да! В России Базаровых было мало, но, увы, «от ко­пеечной свечи… Москва сгорела». Здесь Базаров сравнивает себя и своих единомышленников с копеечной свечой, от кото­рой действительно может сгореть целое государство. Такая сила способна только разрушать, а строить — это не их дело.

 Поэтому, если бы я прочла роман в то время, то была бы рада смерти Базарова, потому что, желая привести народ к светлому будущему, Базаровы вели его к пропасти, к полному обнищанию, к духовному убожеству. Достоевский сказал: «Красота спасет мир», а Базаровы не замечают красоты при­роды, красоты человеческой души, их неповторимости, инди­видуальности. Для них все люди одинаковы: «Достаточно од­ного человеческого экземпляра, чтобы судить об всех других». Все самые высокие чувства и стремления были чужды им, а если «романтизм» и закрадывался к ним в душу, то они по­давляли его в себе неимоверным усилием воли. И после смер­ти Базарова можно с облегчением вздохнуть, думая, что не случится великой беды, что для человека материальное благо никогда не станет важнее богатства духовного.

Но, увы, зная нашу историю, мы убеждаемся, что Россия уже успела вдохнуть воздух, зараженный «базаровским виру­сом». Страна заболела, к власти пришли Базаровы, но не насто­ящие, а те, которые лишь внешне очень похожи на него. Если у Базарова нигилизм был основан на глубочайших знаниях: он не мог найти себе равного, то нами правили его «последователи», ситниковы и кукшины, а затем швондеры и шариковы.

И если уж нам суждено было переболеть «базаровской бо­лезнью», то я из двух зол выбрала бы меньшее: пусть бы Ба­заров не умирал и оставил после себя достойных учеников: умных, грамотных, честных, преданных своей идее и беско­рыстных, как он. И тогда они намного грамотнее правили бы государством, чем ситниковы-кукшины и шариковы-швондеры.

Но Базаров умер… А мы с вами живем в роковое время, ког­да страшно оглянуться вокруг, до такого жалкого состояния доведена наша Родина. Но я верю, что люди наконец опомнятся и повернутся лицом к Богу, Добру, Любви и Справедливости.