Как я понимаю слова В. В. Маяковского «Поэт всегда должник вселенной…» ? Главной темой лирики Владимира Владимировича Маяковского стал романтический образ поэта. В сти­хотворении «Разговор с фининспектором о поэзии» Маяковский снова задается вопросом о месте и роли поэта в обществе.

В начале произведения лирический герой обраща­ется к фининспектору с вопросом «о месте поэта в ра­бочем строю». Он говорит, что труд поэта родствен любому другому труду. Поэту тоже непросто — ему нужно найти такие рифмы, «чтоб враз убивали, на- целясь».

Поэзия

— вся!—

езда в незнаемое.

Поэзия —

та же добыча радия,

в грамм добыча,

В год труды.

Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды.

Конечно, говорит автор, поэты бывают разными, есть те, которые «вставят чужую строчку — и рады». Это сродни воровству и растрате на производстве. На­стоящий же поэт съест пуд соли, выкурит сотни па­пирос, прежде чем добудет «драгоценное слово» из «артезианских людских глубин». У поэта со време­нем изнашивается «машина души», приходит «амор­тизация сердца и души».

Автор утверждает, что рифма поэта имеет огром­ное значение — это и «ласка, и кнут, и штык, и кнут». Он по праву требует «пядь в ряду беднейших рабочих и крестьян ».

Мне кажется, Маяковский в этом стихотворении задался целью пересмотреть место поэзии в жизни. Если раньше создание произведений искусства, в том числе и поэтического, считалось проявлением некоей божественной искры, даром свыше, который осчастливливает человечество лишь по воле прови­дения, то сейчас Маяковский предлагает сделать по­этическое искусство чем-то вроде идеологической индустрии, которая становится в один ряд со всеми другими отраслями человеческой деятельности. По мысли Маяковского, поэтическое творчество — это не более чем нелегкий труд, сопоставимый с до­бычей радия.

Однако прошедшие годы доказали нам, что искус­ство не должно быть орудием, средством в каком угодно деле. Искусство выше идеологии, выше поли­тики. И только те творения, которые возносятся над сиюминутными устремлениями, охватывая общече­ловеческие, бытийные вопросы, имеют право назы­ваться настоящими произведениями искусства.