Изображение коллективизации в романе Б. Можаева
Коллективизацию Б. А. Можаев изображает под иным углом зрения, чем его предшественники. Его интересует не весь комплекс проблем, связанный с коллективизацией, а в первую очередь перегибы, допущенные при ее осуществлении..

Этой цели подчинена вся система характеров. Крупным планом показаны местные руководители, стремящиеся во что бы то ни стало провести коллективизацию в считанные дни, и, естественно, их действия приводят к бунту, к сопротивлению крестьянства.
Герои романа Успенский, Обухова, Озимов пытаются осмыслить бурные февральско-мартовские события 1930 года, высказать свое отношение к раскулачиванию и коллективизации. В споре с Ашихминым Дмитрий Успенский доказывает: “Одно дело – дореволюционный кулак, совсем иное дело – послереволюционный. Земельные наделы по едокам нарезаны. Если все его богатство от собственного труда да от казенного надела, так что это за кулак?.. Где тот устав или хотя бы бумажная директива, которая определила бы раз¬мер кулацкого хозяйства?.. Раньше в России кулаком назывался барышник, ростовщик, перекупщик, а не хлебороб… Но даже если он кулак и богатей… Надо доказать его вину! А за что мучаются дети?.. На общем собрании голо¬совали, прежде, чем выбрасывать Лопатина из дому? А он ведь равноправный член нашего общества. Его даже голоса не лишали. То, что вы совершили над этой семьей, называется беззаконием!… Вы, последыши Иудушки, кровопийца Троцкого… Но мало вам прежних голодовок? Новых захотелось! Лишь бы народ по мордовать… Так запомните – даром это для вас не пройдет. Беззаконие – это слепой зверь; сегодня вы его спустили на крестьян, завтра он пожрет вас самих”.
Такова позиция и самого автора. Не случайно в романе появляются Ашихмин, Возвышаев, Зенин – люди, разные по своему личному опыту, мотивам поведения, характеру и в то же время сходные в своем стремлений подстег путь историю, прибегнуть к недозволенным, противозаконным приемам, выполняя директивы сверху.
“Это не политика, а душегубство”, “это разбой” – так устами Озимова и Марии Обуховой Можаев оценил все, что связано с коллективизацией. “Не по-людски” начатая и проведенная, она. по мнению писателя, обернулась для нашего народа тяжелейшей трагедией. Сколько жизней она унесла, сказать никто не может. Называют разные цифры, причем счет идет на миллионы жизней, но разве в этом дело? В ходе этого бесчеловечного эксперимента ; пытались сломить душу народа, но он выстоял! Об этом и роман Б. А. Можаева.