ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОБРАЗА ЧАЦКОГО. Чацкий — новый тип человека, действующий в исто­рии русского общества. Главная его идея — гражданское служение. Такие герои призваны вносить в обществен­ную жизнь смысл, вести к новым целям. Самое ненавис­тное для него — рабство во всех его проявлениях, самое желанное — свобода. Все окружающее нуждается, по его мнению, в тотальной переделке. И столкновение Чацкого с фамусовским миром — не бытовое, не частное. Оно носит всеобщий характер. Свобода во всем должна прийти на смену упорядоченности прежней жизни. Чацкий, желая ворлотить свои идеи, делает несколько практических шагов, результа­том которых оказывается его «связь с министрами», о кото­рой упоминает Молчалин. Ведь это не что иное как участие героя в конкретных формах власти, которые не состоялись. Чацкий умеряет свой реформаторский пыл и уезжает за гра­ницу не только в поисках ума, но и от бессилия что-либо сделать в сложившейся ситуации. Его больше ничто не свя­зывает с родными пенатами, вероятно, он и не приехал бы вовсе, если бы не Софья. Отъезд ведь тоже форма протеста, пусть и пассивная. Чацкий вряд ли еще когда-нибудь поя­вится в России. Он только укрепился в выборе, который со­вершил давно: жить подобной жизнью — невозможно.

И вот та родина… нет, в нынешний приезд

Я вижу, что она мне скоро надоест.

Он в глазах общества, которое живет по старин­ке и очень этим довольно,— опасный человек, «карбона­рий», нарушающий гармонию их существование. Для зри­теля он — революционер, перепутавший светскую гостиную и гражданский диспут. Для русской критической мысли, ко­торая всегда представляла литературное произведение как ил­люстрацию к истории освободительного движения — это об­щественно значимая личность, лишенная поля деятельности.

Грибоедов первым в русской литературе XIX века пока­зал «лишнего человека» (термин А. И. Герцена), механизм его появления в обществе. Чацкий — первый в этом ряду. За ним — Онегин, Печорин, Рудин, Базаров.

Можно представить себе дальнейшую судьбу такого героя в обществе. Наиболее вероятны для него два пути: революци­онный и обывательский. Вспомним, что действие пьесй про­исходит примерно в двадцатые годы прошлого века, когда в России сформировалось общественное движение, получив­шее впоследствии название декабризма. Это было общество с определенной программой, которая должна была решить главный вопрос дня — освобождение крестьян от крепостной зависимости и ограничение самодержавной власти. В созна­нии декабристов это был вопрос, требующий безотлагатель­ного решения — без искоренения рабства во всех его прояв­лениях невозможно было движение вперед. Но декабристов постигла неудача, и за их выступлением последовало лишь усиление авторитарной власти Николая I и длительный пе­риод духовного застоя.

Чацкий мог быть среди тех,-кто вышел 14 декабря на Сенатскую площадь, и тогда его жизнь была предрешена на 30 лет вперед: принявшие участие в заговоре вернулись из ссылки только после смерти Николая I в 1856 году.

Но могло быть и другое — неодолимое отвращение к «мер­зостям» русской жизни сделало бы его вечным скитальцем на чужой земле, человеком без Отечества. И тогда — тоска, от­чаянье, желчность и самое страшное для этого героя — борца и энтузиаста,— вынужденная праздность и бездеятельность.

Грибоедов ничего не говорит о дальнейшей судьбе Чацко­го. Но какой бы путь не выбрал герой, этот путь не умалит его значения для нас. Ведь, читая произведения русской литера­туры и анализируя их, мы начинаем лучше понимать себя…