ИСТОРИЧЕСКАЯ ОСНОВА ПОВЕСТИ А. С. ПУШКИНА. В изображении народного движения в повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка» отразилось верное понимание духа истори­ческой эпохи, глубина и зрелость исторического мышления писа­теля.

Пушкина давно привлекал замысел произведения о пугачевс­ком бунте. Он, верный исторической точности, штудировал печат­ные источники о Пугачеве, знакомился с документами о подавле­нии крестьянского восстания. А в 1833 году он даже предпринял поездку на Волгу и Урал, чтобы воочию увидеть места грозных событий, услышать живые предания о пугачевщине (знание Рос­сии, ее близких и дальних областей входило в его представление о долге писателя). Эта поездка дала незаменимые живые впечатле­ния, позволила встретиться с участниками крестьянской войны 1773—1775 годов, услышать народные предания о пугачевском бунте.

Он первый из литераторов и историков увидел в Пугачеве выдающегося человека из народа; с сочувствием изображая в сво­ем романе простых, незнатных людей, Пушкин раскрывает роль народных масс как главной движущей силы истории.

Историческую основу повести составляют реальные события крестьянской войны; подробно описан Пушкиным весь ход вос­стания: взятие крепостей, осада Оренбурга. В художественном мире повести тесно переплелись исторические личности той эпохи, — Пугачев, Хлопуша, Белобородов, Екатерина II — и вымышленные персонажи — Гринев, Швабрин, Маша Миронова. Потому что об­раз каждого помогает ярче и насыщеннее увидеть и понять собы­тия тех лет.

«Пушкин… написал «Капитанскую дочку», решительно луч­шее русское произведение в повествовательном роде…, — писал Н. В. Гоголь. — В первый раз выступили истинно русские характеры: простой комендант крепости, капитанша, поручик; сама кре­пость с единственною пушкою, бестолковщина времени и простое величие простых людей — все не только самая правда, но еще как бы лучше». Лучше потому, что при всей исторической точности эта повесть таит в себе некоторые черты волшебной народной сказ­ки. Картины исторических событий связаны в ней с эпизодами, созданными творческим воображением автора. Без этих вымыш­ленных событий и героев мы не могли бы, например, так ярко представить себе фигуру казака Емельяна Пугачева, «организато­ра одного из наиболее грандиозных восстаний крестьян».

До начала XIX века имя Пугачева было под запретом, а те исторические сочинения, повести и романы о пугачевщине, кото­рые стали появляться во времена Пушкина, искажали личность крестьянского вождя; о нем писали как о «злодее», «убийце», «враге отечества». И только народные сказания и легенды хра­нили память о нем как о народном заступнике. Поэтому многое в поведении и характере Пугачева Пушкину пришлось домысли­вать. Но фантазия художника не исказила исторической прав­ды. С помощью художественного вымысла Пушкин правдиво передал дух и нравы русского общества екатерининской эпохи, смело проник в характеры, переживания и мысли людей XVIII века.