«Искусство всегда помогало человеку в отыскивании идеала…»

(Ф. М. Достоевский)

А.   П. Платонов — писатель с трудной судьбой. После дебюта книги «Епифанские шлюзы» в 1927 г. Платонов сразу же завоевал известность в литератур­ных кругах. В 1928 г. у него выходят уже две книги, он широко печатался в журналах, пока не вышли его сатирические рассказы “Государственный житель* и «Усомнившийся человек», раскрывающие силу, подоплеку и перспективу бюрократизма в нашем об­ществе.

После выхода рассказов Платонова подвергли рез­кой и несправедливой критике. Обвиняли писателя в тяжелых идейных грехах. Наклеивали ярлык «ку­лака» и «правоуклониста». Отныне все произведения Платонова объявлялись вражескими, их печатание запрещалось. Единственное, что разрешалось печа­тать, — это критика.

В 1937 г. Платонов вынужден был покаяться. Он писал: «Мои литературные ошибки не соответствова­ли моим субъективным намерениям». Лишь через семь лет после смерти писателя вышла небольшая книжка рас-сказов. Полностью наследие писателя увидело свет в 1990-х гг., через сорок лет после их на­писания.

Герой Платонова не борется с врагом, а созидает. Ему дорог не воин, а строитель. Революция и искус­ство, считал Платонов, дают человеку смысл сущест­вования, открывают широкие перспективы.

Уже у раннего Платонова, свято верящего в марш­рут «паровоза истории», ощущается стремление про­верить: а туда ли мчится паровоз, будут ли люди счастливы?

«Епифанские шлюзы» повествуют о событиях XVIII в., когда хотели соединить Волго-Донской бас­сейн шлюзами, но попытка сорвалась. Руководит проектом англичанин Бертран Перри. Он приехал за­работать деньги на женитьбу. Никого не щадя, инже­нер гибнет сам в пыточной башне Кремля. Повесть вполне прозрачно намекала на современную ситуа­цию, когда не государство существует для людей, а они для государства.

Повесть «Котлован» описывает события «велико­го перелома». Повесть показывает гибель рабочих, посланных на борьбу с кулачеством и подавление ку­лака, как класса эксплуататоров. Изображена работа на котловане, который роют, чтобы построить не про­сто дом, город, а будущее счастье. А котлован становит­ся могилой для маленькой Насти. Здесь прослежива­ется параллель с Достоевским, который устами своего героя отвергал будущее всеобщее счастье, в ос­нову которого заложена слезинка ребенка.

Котлован — фундамент для общепролетарского дома — постепенно превращается в братскую моги­лу, в которой хоронят не только умерших рабочих, но и надежду на «светлое будущее». Платонов высту­пает в повести как мастер эпизода. Любая деталь го­ворит без слов. Герои повести не хотят сомневаться, они перестают думать.

Необычный язык произведений Платонова помо­гает автору раскрыть читателям смысл задуманного. «Дождь порол землю», то есть мучил, а не поил. Пла­тонов нарочно коверкает речь, чтобы показать неле­пость происходящего: «продолжать летать», «умолк­нувшим образом», будучи убитым…» Его язык подчинен стилю эпохи — стилю лозунгов и штампов. Постепенно мы приходим к пониманию символики автора.