Идеалы юности в поэзии. В стихотворениях Пушкина мы всегда найдем частицу собственной жизни поэта, а вместе с тем отражение эпохи. В первых же своих произведениях он старался следовать главному — истине и искренности.

Отечественная война 1812 года, поход русской армии за границу, взятие Парижа — все эти события волновали лицеистов, они жили ими. В стихотворении «Воспоминания о Царском Селе» (1814) юный Пушкин с восторгом пишет о русских ратниках-богатырях. Источник победы России над Наполеоном он видит в героизме русского народа, в том, что весь народ встал на борьбу с врагом: Восстал и стар и млад; летят на дерзновенных, Сердца их мщеньем зажжены.

Но уже здесь присутствует мысль о свободе народа. Народы благоденствуют там, где нет узурпатора. Эта идея ярко выражена в стихотворении «Лицинию». Поэт высказывает твердое убеждение в том, что государство гибнет от рабства и деспотизма: «Свободой Рим возрос, а рабством погублен».

В этот период Пушкин знакомится и сближается с вольнодумцем П. Чаадаевым. Их тайные беседы нашли отражение в новых стихах:

Я сердцем римлянин, кипит в груди свобода,

Во мне не дремлет дух великого народа.

Пушкин знакомится с запрещенными произведениями Радищева, среди его знакомых — будущие декабристы, он встречается с Грибоедовым. Под влиянием новых идей Пушкин создает несколько ярких, взволнованных стихотворений. Одним из лучших политических стихотворений этого периода является послание «К Чаадаеву». Девятнадцатилетний поэт мечтает о борьбе с самодержавием, об освобождении родины из-под «гнета власти роковой». В неволе, в политическом рабстве еще крепче надежда, еще слышнее «призыванье», голос «отчизны», еще нетерпеливее ожидание «минуты вольности святой». Служение родине в сознании Пушкина связано с борьбой против угнетения, против власти самодержавия. Заключительные строки полны пафоса, высокого воодушевления, юношески чистой, сильной и пламенной любви к родине, к свободе:

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна.

Под влиянием оды Радищева Пушкин пишет оду «Вольность», где открыто призывает к восстанию:

Тираны мира! трепещите!

А вы мужайтесь и внемлите,

Восстаньте, падшие рабы!

Еще громче звучит мужественный голос поэта в стихотворении «Деревня», где поэт обвиняет крепостное право, которое «без чувства, без закона присвоило себе насильственной лозой и труд, и собственность, и время земледельца».

Поэзия Пушкина поражает своей жизнерадостностью, прославлением радости жизни. Веселье, любовь, дружба — наиболее частые мотивы лицейской лирики. Свою дружбу лицеисты пронесли через всю жизнь. Пушкин часто обращается к своим друзьям-лицеистам: Горчакову, Пущину, Кюхельбекеру, Дельвигу. Каждый год в день открытия лицея Пушкин обращается к своим друзьям в стихотворной форме. Наиболее известным стихотворением стало «19 октября 1827». Лицей навсегда остался в его памяти как колыбель вольномыслия и свободолюбия, как «лицейская республика», сплотившая лицеистов в «святое братство». Все стихотворения — гимн дружбе:

Жизни б путь нам был ужасен,

Когда б не тихой дружбы свет.

Пушкин с ранних лет задумывался о роли поэта и назначении поэзии. Уже в первом напечатанном стихотворении «К другу стихотворцу», рисуя облик поэта, пятнадцатилетний юноша высказывает мысль о том, что поэт не тот, «кто рифмы плести умеет», а тот, чьи стихи «питают здравый ум и вместе учат нас». Сам он ощущает себя «неподкупным голосом», «эхом русского народа» («К. Я. Плюсковой», 1818). Пушкин часто возвращается к этой теме на протяжении всего творчества («Поэт», «Поэт и толпа», «Поэту», «Эхо», «Пророк»). По мнению Пушкина, чтобы стать настоящим поэтом, нужна высокая цель, во имя которой творит поэт, которая дает смысл, содержание всему тому, что так глубоко и точно он видит и слышит. Эта цель поэтически названа, как «Бога глас», взывающий к «пророку», повелевающий ему «жечь сердца людей» своим поэтическим словом («глаголом»).

Пушкинские идеалы свободы, уважения к достоинству человека, прославление разума были несовместимы с самодержавным строем, они отрицали его. Именно в прославлении свободолюбия и гуманизма видел поэт свою заслугу перед народом:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу

И милость к падшим призывал.