ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ОБРАЗНОСТЬ СЛОВА. Автор — это человек талантливый, с выдумкой, одаренный бо­гатым воображением и фантазией. Он рисует словами вырази­тельные картины, живые образы, передает мысли, чувства, действия, поступки, разговоры людей (не случайно писателя называют ху­дожником слова). Его задача — разбудить воображение читате­лей, дать возможность представить события, характеры, саму жизнь и убедить нас в чем-то важном, вызвать отклик в душе и ответных мыслях и чувствах.

И все это автор делает словами!

Искусство слова — это особое, необыкновенное мастерство. Оно задевает чувствительные струны наших душ, заставляет радовать­ся и страдать, плакать и ликовать, верить в свои силы или сомне­ваться в своих поступках. Искусство слова может многое: уте­шить в печали, смягчить грусть, развеять тоску, ободрить, подарить надежду, укрепить веру, успокоить нетерпеливого, робкого сделать смелым, а скрытного — откровенным…

Тысячелетиями народ создавал свой язык, как сказал А. Н. Тол­стой, «дивной вязью плел невидимую сеть русского языка: яркого, как радуга вслед весеннему ливню, меткого, как стрелы, задушев­ного, как песня над колыбелью, певучего и богатого». Этот язык вмещает в себя много словарных пластов’. Это нейтральные слова, архаизмы, неологизмы, диалектизмы, фразеологизмы и др. Но что­бы создать живую картину или художественный образ (одно из основных понятий литературы, определяющее природу, форму и функцию художественно-литературного творчества), писатель дол­жен отобрать из этой сокровищницы общенародного языка самые нужные, самые точные, самые яркие слова, и с их помощью выра­зить свои мысли и чувства. Отобрать тщательно, вдумчиво, осто­рожно, используя при этом все стилистическое богатство русской речи.

Большинство слов в общенародном русском языке — нейт­ральные, то есть имеют прямое значение, называют предмет, явле­ние, действие, состояние или качество, и сами по себе художествен­ного образа не создают, например: Русь, бойкий, необгонимый, тройка, нестись, дым, дорога, мосты. Но вот Н. В. Гоголь соединил эти сло­ва в определенном порядке, задал ритмичность, и перед нами воз­ник художественный образ: «Не так ли ты, Русь, что бойкая необ- гонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гре­мят мосты, все отстает и остается позади…» Самые обычные нейт­ральные слова, оказавшись рядом с другими словами, вдруг стали живыми, выразительными.

Особая роль в создании художественного образа принадлежит стилистически окрашенным словам. Стилистически окрашенные — это, во-первых, синонимы нейтральных, то есть те, которые упот­ребляются в книжной речи, и те, которые звучат в разговорно­бытовой речи (просторечья, жаргонные слова, вульгаризмы). Во- вторых, стилистически окрашенные — это слова, выражения, эле­менты речи, которые указывают на эмоциональное состояние го­ворящих, на их отношение к предмету речи.

Каждый писатель выбирает слова из общенародного языка и соединяет их для создания живых картин, образов-характеров, для убедительной передачи читателям мыслей и чувств (эмоций), ко­торые он сам испытывает. Мастерство писателя и заключается в умении находить такие слова, которые заставляют наше вообра­жение рисовать и картины природы, и мир чувств, и действия пер­сонажей. Но выразительной художественную речь делают не только лексические богатства языка, но и словообразовательные элемен­ты, синтаксические конструкции.

Кроме того, нужно понимать, что каждый художник слова (как и вообще любой человек) — человек своеобразный, особен­ный, со своим характером, привычками, воспитанием, индивиду­альными человеческими качествами. У каждого — свое видение мира, каждого интересуют свои темы и проблемы, каждый по- своему создает картины и образы-характеры, по-своему отбирает и обрабатывает языковые средства. И именно это — свое, особен­ное, характерное только для данного художника — и является его индивидуальным стилем, тем, что отличает его художествен­ный стиль от любого другого. Вот, например, что писал Н. В. Гоголь о стиле А. С. Пушкина: «В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ланд­шафт на выпуклой поверхности оптического стекла… Тут все: и наслаждение, и простота, и мгновенная высокость, вдруг объем­лющая священным холодом вдохновения читателя. Здесь нет каскада красноречия… здесь одна поэзия: никакого наружного блеска, который раскрывается не вдруг; все лаконизм, каким все- > гда бывает чистая поэзия. Слов немного, но они так точны, что обеспечивают все. В каждом слове бездна пространства: каждое слово необъятно, как поэт…» А вот высказывание известного кри­тика В. Г. Белинского о стиле М. Ю. Лермонтова: «В… лиричес­ких произведениях Лермонтова… также виден избыток несокру­шимой силы духа и богатырской силы в выражении; но в них уже нет надежды, они поражают душу читателя безотрадностью, безверием в жизнь и чувства человеческие, при жажде жизни и избытке чувства… Нигде нет пушкинского разгула на пиру жиз­ни; но везде вопросы, которые мрачат душу, леденят сердце… Да, очевидно, что Лермонтов поэт совсем другой эпохи и что его по­эзия — совсем новое звено…» Из этих высказываний видно, что своеобразная художественная манера отличает каждого истин­ного художника слова.

Л. Н. Толстой заметил однажды, что читатель к книге еще неизвестного ему автора подходит с такой меркой: «Ну-ка, что ты за человек? И чем отличаешься от всех людей, которых я знаю, и что ты можешь мне сказать нового о том, как надо смотреть на нашу жизнь?» Это действительно так, но, чтобы найти в художе­ственном произведении ответы на эти вопросы, надо учиться по­нимать и его содержание, и особенности языка, и особенности ху­дожественного стиля.