Хочу, чтобы меня понимали. Родители и дети. Мир взрослых… А собственно говоря, чем он отличается от нашего мира, мира, в котором живём мы? Навер­ное, сложностью взаимоотношений между людьми. Сейчас у нас, в нашем мире, всё гораздо проще: поссоримся — помиримся, а там всё куда сложнее.

А вообще, почему я говорю «там»? Ведь мы с самого рожде­ния соприкасаемся с этим взрослым миром и чем больше мы взрослеем, тем больше и больше входим в этот мир. Хотя бы, к примеру, взаимоотношения между детьми, а потом уже и под­ростками (хотя для родителей мы и в 30 лет остаёмся детьми) и родителями (ведь это тоже соприкосновение со взрослым ми­ром). Порой эти взаимоотношения складываются удачно: родите­ли понимают своих детей, могут жить их заботами, интересами.

Нет, не подумайте, что я говорю о том, чтобы детей баловали, по­такали любому их капризу, нет — здесь просто понимают детей, и дети тоже живут заботами родителей; живут… хотя нет, пока ещё не живут, а знают заботы этого взрослого мира. И, когда вырас­тут, без страха войдут в него, да им и нечего бояться: они хоть немного, но всё же знают этот мир.

Другое дело, когда нас не понимают. А ведь это очень страш­но, когда тебя не понимают. Тогда детям не с кем поделиться. Хотя, может, у тебя и есть хорошая подруга, но это другое; подруга знает почти столько же, сколько и ты. Но когда ты ждёшь мудрого со­вета родителей, а в ответ получаешь или «Мне некогда!», или «Тебе это ещё рано знать» и т. п., то человек замыкается в себе (это ещё, может быть, и хорошо), или его «приютит» «улица», что самое страшное. Тогда такие люди и остаются замкнутыми, и ничем их не раскачаешь. Те же, кто познакомится с «улицей», познакомит­ся и с другой стороной взрослого мира: не раз, наверное, побыва­ют на скамье подсудимых. Захочет ли любой отец или мать иметь такого сына или дочь?

А ведь так немного надо сделать: всего лишь шаг навстречу друг другу. Как дела, доченька? Что, сын, нового? Давай поговорим по-мужски…

Мы так хотим, чтобы нас понимали…