Гротеск и фантастическое начало в ранних произведениях Гоголя. С элементами фантастики и гротеска в творчестве Николая Василь­евича Гоголя мы встречаемся в одном из первых его произведений «Ве­чера на хуторе близ Диканьки». Писатель подчинил фольклорно-этног­рафические материалы задаче воплощения духовной сущности, нрав­ственно-психологического облика народа как положительного героя книги. Волшебно-сказочная фантастика отображается Гоголем не мис­тически, а согласно народным представлениям.

Тематика «Вечеров…» — характеры, духовные свойства, моральные правила, нравы, обычаи, быт. поверья украинского крестьянства («Сорочинская ярмарка», «Вечер накануне Ивана Купалы», «Майская ночь»), казачества («Страшная месть») и мелкого поместного дворянства («Иван Федорович Шпонька и его тетушка»).

Герои «Вечеров…» находятся во власти религиозно-фантастических представлений, языческих и христианских верований Отношение самого автора к сверхъестественным явлениям откровенно ироническое. Чер­тям, ведьмам, русалкам Гоголь придает вполне реальные человеческие свойства. Так, черт из повести «Ночь перед Рождеством» «спереди — совершенный немец», а «сзади — губернский стряпчий в мундире». И, ухаживая, как заправский ловелас, за Солохой, он нашептывал ей на ухо «то самое, что обыкновенно нашептывают всему женскому роду».

Фантастика органически вплетена писателем в реальную жизнь. Она приобретает в «Вечерах… « прелесть наивно-народного воображения и, несомненно, служит поэтизации народного быта. Но при всем том рели­гиозность самого Гоголя не исчезает, а постепенно растет. Более полно, нежели в других произведениях, она выразилась в повести «Страшная месть». Здесь в образе колдуна олицетворяется дьявольская сила. Но этой загадочно страшной силе противопоставлена православная религия, вера во все побеждающую власть божественного закона. Таким образом, уже в «Вечерах… « проявились мировоззренческие противоречия Гоголя.

«Вечера… « изобилуют картинами природы, величественной и пле­нительно-прекрасной. Писатель награждает ее самыми мажорными сравнениями. «Снег, обсыпался хрустальными звездами» («Ночь перед Рождеством»); эпитетами: «Земля вся в серебряном свете», «Божествен­ная ночь!» («Майская ночь, или Утопленница»). Пейзажи усиливают красоту положительных героев, утверждают их единство, гармоническую связь с природой и в то же время подчеркивают безобразие отрицатель­ных персонажей. И в каждом произведении «Вечеров…» в соответствии с его идейным замыслом и жанровым своеобразием природа принима­ет индивидуальную окраску.

Впечатления, вызванные жизнью Гоголя в Петербурге, сказались в так называемых «Петербургских повестях», созданных в 1831-1841 годах. Все повести связаны общей проблематикой: власть чинов и де­нег. Всем им присущ типичный главный герой — разночинец, «малень­кий» человека. Ведущий пафос повестей – развращающая сила денег, разоблачение вопиющей несправедливости общественной системы. Они правдиво воссоздают обобщенную картину Петербурга 30-х годов XIX века.

Гоголь особенно часто обращается в этих повестях к фантастике и излюбленному им приему крайнего контраста. Он был убежден, что «ис­тинный эффект заключен в резкой противоположности». Но фантасти­ка в той или иной мере подчинена здесь реализму.

Так, в «Невском проспекте» Гоголь показал шумную, суетливую толпу людей самых различных сословий, разлад между возвышенной мечтой (Пискарев) и пошлой действительностью, противоречия между безумной роскошью меньшинства и ужасающей бедностью большин­ства, торжество эгоистичности, продажности, «кипящей меркантильно­сти» (Пирогов) столичного города.

В повести «Нос» рисуется чудовищная власть чинопочитания. Пи­сатель показывает всю нелепость человеческих взаимоотношений в ус­ловиях деспотическо-бюрократической субординации, когда личность, как таковая, теряет всякое значение. И здесь Гоголь искусно использу­ет фантастику.

«Петербургские повести» обнаруживают эволюцию от социально- бытовой сатиры («Невский проспект») к социально-политической памфлетности («Записки сумасшедшего»), от романтизма и реализма при преобладающей роли второго («Невский проспект») к все более последовательному реализму («Шинель»).

В повести «Шинель» запуганный, забитый Башмачкин проявляет свое недовольство значительными лицами, грубо его принижавшими и оскорблявшими, в состоянии беспамятства, в бреду. Но автор, будучи на стороне героя, защищая его. осуществляет протест в фантастическом про­должении повести. Гоголь наметил в завершении повести реальную мо­тивировку. Некто, смертельно напугавший Акакия Акакиевича, едет по неосвещенной улице после выпитого у приятеля на вечере шампанского, и ему, в страхе, вор может показаться кем угодно, даже мертвецом.

Николай Васильевич Гоголь создал в своем раннем творчестве сплав сатиры и лирики, он обогатил реализм достижениями роман­тизма. Со всей мощью своего таланта он рисовал действительность, взращивая при этом мечту о прекрасном человеке и будущем своей страны. Тем самым он поднял критический реализм на новую, выс­шую ступень по сравнению со своими предшественниками.