Гражданская поэзия А. Ахматовой. Анна Ахматова — яркий, оригинальный, самобытный поэт. Считается, что именно она открыла в русской литературе “женскую” поэзию — полную тайны, загадки, любви и интуитивного предчувствования.
В поэтическом творчестве А. Ахматовой лирическая героиня

предстает в не совсем обычном для женской поэзии ракурсе гражданина. Тему родины, России можно проследить во многих произведениях поэта: начиная с полупризнаний, дорогих сердцу воспоминаний в ранней лирике А. Ахматовой, эта тема со временем становится постоянной спутницей ее зрелого творчества.
Ты знаешь, я томлюсь в неволе,
О смерти Господа моля.
Но все мне памятна до боли
Тверская скудная земля.
В годы первой мировой войны тема родины помогла А. Ахматовой занять позицию, которая заметно отличалась от официальной пропагандистской литературы, прославляющей это народное бедствие, принесшее столько горя и страданий. В представлении Ахматовой война всегда была злом и трагедией, и в ее творчестве народное горе показано сквозь призму переживаний простой русской женщины.
Сроки страшные близятся.
Скоро Станет тесно от свежих могил.
Ждите глада, и труса, и мора,
И затменья небесных светил…
Бесконечно разнообразны образы любви в творчестве А. Ахматовой, но самый всеобъемлющий и глобальный — это любовь к Родине, к России, особенно в тяжелую для страны минуту, во время страданий ее народа.
Можжевельника запах сладкий От горящих лесов летит.
Над ребятами стонут солдатки,
Вдовий плач по деревне звенит.
Не напрасно молебны служились,
О дожде тосковала земля:
Красной влагой тепло окропились
Затоптанные поля.
А. Ахматова не могла спокойно и равнодушно относиться к ужасам войны. В стихотворении “Молитва” она просит Бога принять от нее любые, даже самые страшные для женщины жертвы, лишь бы родная страна вновь обрела покой и величие.
Дай мне горькие годы недуга,
Задыханья, бессонницу, жар,
Отыми и ребенка, и друга,
И таинственный песенный дар —
Так молюсь за твоей литургией
После стольких томительных дней,
Чтобы туча над темной Россией
Стала облаком в славе лучей.
Но революция принесла еще больше испытаний на долю великого поэта. Тяжелое время переоценки ценностей, разрушения старого и привычного, начало построения неизвестного нового. Многие не выдерживали тягостной обстановки, сложившейся в стране, уезжали за границу, но А. Ахматова не мыслила себя в отрыве от Родины, эмиграция казалась ей предательством.
Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: “Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.
Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну черный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид”.
Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Pie осквернился скорбный дух.
Вершиной гражданской поэзии А. Ахматовой можно считать лирику периода Великой Отечественной войны. В стихотворениях этого периода поражает прежде всего удивительная органичность, отсутствие сомнений, неуверенности в высказывании своей жизненной позиции. Всегда готовая вступить в бой, Ахматова с честью и достоинством принимала и преодолевала испытания судьбы, призывая и свой народ к стойкости и сопротивлению.
И та, что сегодня прощается с милым, —
Пусть боль свою в силу она переплавит,
Мы детям клянемся, клянемся могилам,
Что нас покориться ничто не заставит.
Поэзия Ахматовой удивительна тем, что здесь общенародное и историческое раскрывается через личное и ин: тимное. Настоящим памятником национальной трагедии стала поэма “Реквием”, в которой поэт рассказывает нам не только о своем горе и боли, но и помогает услышать жестокий голос того времени, увидеть страдания и беду всего народа.
Это было, когда улыбался
Только мертвый, спокойствию рад,
И ненужным привеском болтался
Возле тюрем своих Ленинград…
Звезды смерти стояли над нами,
И безвинная корчилась Русь Под кровавыми сапогами И под шинами черных марусь.
В стихах послевоенного периода чаще звучат мотивы размышления над прошлым, над судьбой своего поколения и народа. О своих стихах А. Ахматова пишет: “Для меня в них — связь моя с временем, с новой жизнью моего народа. Когда я писала их, я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны. Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных”.
И чудилось: рядом шагают век
И в бубен незримая била рука,
И звуки, как тайные знаки,
Пред нами кружились во мраке.